понедельник, 21 августа 2017 г.

Накануне...

сентября,и вообще осени, вместе с прохладой,приходят уже и какие-то мысли. Вот уж правильно - держи голову в холоде. Этим душным,жарким и влажным летом даже думать было тяжело. Все три,без малого,месяца вспоминаются одним жарким маревом.
                                                   *  *  *
Если прошлый год шел под девизом "молчание - золото",то нынешний меня убедил в том,что "движение - жизнь"после определенного возраста. Иначе я, как Железный Дровосек,потом долго прихожу в себя,стоит один день пустить на самотек,ничего не планируя.Ржавею от отсутствия постоянного движения. И сразу до боли жаль уходящий день.Как-то прочитала интервью с видным политиком. и узнала,что он планирует все,даже приятные моменты и удовольствия.Почему - да потому,что тогда времени уж точно на все хватает. Не уверена,что смогла бы поступать так же,но что-то привлекательное все же в этом есть.
                                                   *   *   *
Проект "Две недели без сладкого" продолжается. Мне трудно. Но пока без срывов. Приятно знать ,что в этом я не одна. Вчера рассказала об этом в гостях,когда мне предложили конфет. К моему удивлению,один человек сказал,что он,пожалуй,тоже меня поддержит в этом.
                                                   *    *   *
Вчера вдруг вспомнила,что когда-то,в одной из прошлых жизней, выходила замуж именно в такой августовский день. С цветами тогда почему-то было трудно,хотелось чего-то особенного, не гладиолусов . И мне раздобыли ветку небольших нежно розовых роз. Бутонов было семь. Шипов же - сто семьдесят семь. Они впились мне в сгиб локтя,через тонкий рукав, и всю церемонию я думала только о том,чтобы освободиться от этих цветов. Собственно и всю дальнейшую супружескую жизнь я думала только о том,чтобы освободиться. Символично,однако.
                                                 *    *    *
В саду буйство красок. Букеты повсюду в доме. Букеты на вынос,букеты на вывоз. Ах,лето!
                                                 *   *     *
Море раздражает. Но оно не виновато.Оно не успевает отдыхать,оно не высыпается и от этого раздражается мелкими барашками,смотрит мутным взглядом. Берег залеплен палатками и телами. Еще пару недель и прибрежный песок станет пустынным,вода прозрачно-мармеладной. Распустятся гвоздички-часики,загрустит цикада.Надо подождать.
                                                 *    *    *
К сентябрю в каждом доме обновки. У кого-то ремонт,у кого-то новые впечатления. Замедляется шаг у канцтоваров. Покупается тысячный по счету блокнотик,ручка,календарик,карандашик. По прежнему года отсчитываются по сентябрю.
                                                 *     *    *
Дом пропах летом. Лето струится из жаркой кухни,летом пахнут свежие простыни, лето подмигивает компотными бликами банок,подбадривает жужжанием сушилки. Последние дни тянутся как пенки от варенья. Лето всегда как нечаянный роман - кратко и сладко.
                                               

                                               


среда, 16 августа 2017 г.

"Две недели без сладкого..."

это не наказание,хотя звучит как приговор для меня,а название марафона (?) в поддержку моей приятельницы,которая не может есть сладкого из-за болезни и сильно страдает от этого. Я подумала,что надо как-то ее подбодрить,да и сделать что-то полезное для себя самой тоже. В общем день первый. Взвесилась,обмерилась,ужаснулась. Успокаиваю себя тем,что в саду и в лесу полно малины,а кофе я и так без сахара пью. Что такое две недели,в конце концов!Буду ставить крестики в календаре и писать цифры в блокноте. Может кто-то поддержит меня,хотя бы на три дня? На один день? Главное,чтобы никто мне не предложил кусок торта за эти две недели!






Кот не совсем доволен моим решением,мороженое мы едим вместе!

воскресенье, 13 августа 2017 г.

Три решения. Первое.

О бабочке, махнувшей крылом невпопад или «не в тему», как сейчас говорят, знают все. Так и решения, принятые и забытые вдруг влекут за собой нарастающий клубок таких жизненных ситуаций, которые потом уже не распутать и не разрешить.
                                                          *  * *
С детства пани Сильва ненавидела принимать решения. Тогда она не была никакой пани, а носила обычное русское имя и жила с мачехой. Мачеха была в общем-то не из «Золушки», но до того чужой и молчаливой, что это отбивало желание вообще как-то с ней уживаться. А уживаться приходилось, Сильва была в семье старшей. Вскоре у мачехи с отцом родился совместный ребенок, и всё скупое внимание этой сухой и темной лицом женщины переключилось на смуглого и удивительно спокойного младенца. Сильва присматривала за двумя младшими сестрами, а к сводному брату не подходила без лишней нужды. Настало время отправиться на учебу, и тут принял за нее решение отец, рассудив, что девушке профессию стоит иметь «чистую», чтобы сидеть в тепле и свете. Так Сильва попала в торговый техникум. Уже через месяц она забыла и огород, и корову, и унылую степь с ковылями. Записалась в балетный кружок, купила дермантиновый портфельчик на замочке и белые парусиновые туфли.
                                                        * * *
Умирал отец в полном сознании и в окружении семьи. Сильву вызвали телеграммой и она, добираясь пятеро суток, на перекладных, в душе надеясь, что к ее приезду всё это страшное и неотвратимое будет закончено. « Ты старшая! На тебе и будет вся ответственность!»- лицо отца серой тенью выделялось на белоснежной подушке. Мачеха еще больше почернев лицом и уменьшившись в росте, приткнулась в ногах умирающего. Казалось, что все происходящее проносилось где-то и совсем не касалось ее. И только прокушенная до крови губа, говорила об обратном. Сильва достала из-под подушки тонкую тетрадь, исписанную твердым почерком отца. И тут он уже принял решение и продумал все за нее. « Отдашь соседу воз кизяков, что занимали. Он брать не будет, но ты отдашь! Мешок муки подели поровну после похорон. Лёльку береги, она младшая, и замуж отдай в хорошие руки! Нюрку, если вернется с фронта покалеченной, тоже в обиду не давай! Мать из дома не гони, пусть доживает с Сёмкой здесь, некуда ей идти! » Сильву задело, что он мачеху назвал матерью, но сдержалась, а позже и вовсе поняла, что сделал это ради  Лёльки. Лёлька так и не знала еще, что мать у них приемная. Затем взглянув на Сильвин слегка выпуклый живот, спросил о муже. О своем замужестве она сообщила отцу перед самой войной. Пришел черед проститься всем детям и мачехе. Сёмка с Лёлькой испуганно смотрели на задыхающегося  отца и почти ничего не смогли понять из того, что он им сказал. Мачеха припала к его руке. И впервые Сильва увидела ее трясущиеся от рыданий плечи. Отец с трудом убрал руку, обвел всех еще раз напряженным взглядом, повернулся на бок и вздохнул в последний раз. Разом завыли, запричитали женские голоса и Сильва, обернувшись, с удивлением увидела, что в доме полно соседей.
                                                       *  *  *
Война закончилась. Закончились и поиски пропавшего без вести мужа. Сильва одна воспитывала дочь и всё никак не устраивала своей личной жизни окончательно, надеясь отыскать мужа. Умом понимала – хватит ждать,но что-то не давало ей принять окончательного решения.. Прошло шесть лет после войны. Многое произошло за это время и теперь Сильву звали по отчеству, и должность у нее была – главный бухгалтер. Она была на редкость хороша собой, и даже в послевоенное время у нее не было отбоя от кавалеров. Ах что это было за время после войны! По- прежнему, все жили не богато, но как же хорошо ,по весеннему было на душе! Лёлька была отдана замуж, Нюрка вернулась с войны с мужем и трофейным барахлом. Мачехе Сильва исправно отправляла посылки с гостинцами и переводы к праздникам. Все сразу изменило письмо подруги, ездившей с ревизией на одну из послевоенных строек. Она встретила мужа Сильвы, разговаривала с ним и даже дала адрес. Тот был не только жив-здоров, но еще и руководил огромной стройкой. Вскоре Сильва получила письмо-покаяние от мужа, женившегося на своей боевой подруге. Он не искал ни ее, ни дочь. Четыре года войны рядом с другой женщиной запросто перевесили два месяца жизни с Сильвой перед войной. Она давилась слезами уткнувшись в подушку по ночам, говорила подругам «Не прощу!», но  так и не нашла в себе сил ответить на письмо. Через месяц, не дождавшись ответа ,он прислал решение суда о разводе и алименты. Сумма была размером в три Сильвиных зарплаты. И она загоняла почтальона, отказываясь принять перевод, думая, что кто-то ошибся цифрой. Жизнь приняла за нее решение.
                                                               *  *  *
Мужей потом у Сильвы было несколько, но все не те. Разводилась она с ними без сожаления. Хотелось чего-то такого, о чём вслух не говорилось: чтоб с положением, чтоб с деньгами…А те что были, хоть и нравились, всё были из простых. По выходным она с подругами выбиралась на танцы во Дворец культуры. Там было строго – чтобы и платья были длинные, вечерние, и без чулок не пускали, и приходить следовало не одной. В общем, к сорока годам, красивая и изящная Сильва так и была незамужней, оставаясь одной из первых красавиц небольшого городка. И в сорок лет она приняла свое первое важное решение и вышла замуж за неказистого вдовца с положением, деньгами и большим особняком, выделенным ему, как незаменимому специалисту. Детей его от первого брака она сразу невзлюбила. Некрасивые, невоспитанные, неласковые. Но молчала, потому что муж души не чаял в своих детях. Старшая была чуть старше ее собственной и обе эти девочки, уже были год как замужем. Младшая падчерица еще училась в школе и ,как могла, досаждала Сильве – кидая стекла в суп и соль в компот, взамен на её требования убирать за собой постель и стирать нижнее белье. Домработницы менялись одна за другой, не уживаясь по очереди то с Сильвой, то с избалованной девчонкой. Но ,несмотря на все мелкие неудобства она стала пани Сильвой – обеспеченной и респектабельной.
                                                            *  *  *
Прошло два года и обе старшие дочки родили внуков. Муж был счастлив. Он вообще любил детей. И одинаково баловал своих дочерей и приемную, а внуков и вовсе не различал на своих и чужих. Все складывалось счастливо  в этом доме. Младшая тоже выскочила замуж. И теперь изводила своими капризами спокойного и безответного парня. Все дети-внуки были в доме наездами, два-три раза в год, с подарками и гостинцами. Все были хорошо устроены, и пани Сильва считала, что этим всем они обязаны ей. Она устраивала танцевальные вечеринки и пикники, вечера фантов и маскарады, святочные гадания и торжественные обеды. Летом неизменно уезжала на курорт. Все было так, как мечталось и хотелось. Одна досада – нелюбимый муж, но и к этому оказалось, можно было притерпеться. У Сильвы появилась привычка убирать дом  и мыть полы на ночь. Обходя перед сном комнаты и коридоры в тонком батистовом пеньюаре, она вздыхала, ловя свое отражение в зеркале, и приходила к выводу, что общая спальня не такая уж и большая плата за покой и достаток. Она была довольна своим решением.


   

четверг, 10 августа 2017 г.

Потому что гладиолус...


 Вот рассказали мне как-то анекдот с такой дурацкой фразой. Посмеялась из вежливости и забыла. Потому что гладиолус....Что к чему?....
                                                *     *     *
Бывают такие вот дела-долгострои. Уже и умом,и сердцем и чем-то там еще понимаешь и чувствуешь,что надо это сделать ,но не дает что-то. Хоть тресни. Это как зубная боль,забылся,куснул и до искр в глазах тебя эта боль потом глушит. Так  дело это меня время от времени задевало,ну казалось сил никаких,чтобы завершить. Прошло 5!!!лет и вот свершилось. Легко,непринужденно,без вымученных телодвижений.
                                                *   *     *
Чувство новизны не покидает меня все лето. Какие-то приятные новые ощущения,состояния и эмоции. И удивляюсь,а раньше-то что? Почему этого всего не было? Может быть не приходило время для каких-то простых вещей?
                                               *     *     *
Август умудряется освежать и добавлять чувство новизны в установленную жизнью череду событий. Прошла волна душных и влажных до одури июльских дней и вечера загрустили прохладой. Созрела малина в тайге, собирая вокруг себя поглупевших вдруг от нежной сладости медведей. Набрался силой и пронесся в назначенное время теплый тайфун. По пути к нам он накрушил и затопил столько, что лишь полил изжаждавшиеся сады и огороды остатками кипяченых ливней. Пошли грибы, пригнулись тяжестью подсолнухи. Потянулись в леса корневщики. Море стало шелковым и тягучим.
А что же люди? В августе они стали еще более предсказуемыми чем обычно.

                                               *    *    *
Потому что гладиолус….. странно зеленого цвета начинает цвести в начале августа в моем саду. Точно знаю, что не могла купить таких луковиц, не могла ошибиться при покупке, никто мне не давал, не дарил, не подсаживал тайком…и вот …в начале августа зацветает зеленый, как первая весенняя листва, гладиолус. И это цветение не только оправдывает и объясняет все, что будет происходить в августе, но и каким-то образом укореняет мою веру в некую стабильность и справедливость смены времен и поколений.

Накануне...

сентября,и вообще осени, вместе с прохладой,приходят уже и какие-то мысли. Вот уж правильно - держи голову в холоде. Этим душным,жарким и в...