Google+ Badge

среда, 28 января 2015 г.

Гостья...

Пределом мечтаний в детстве был домашний питомец. Хоть какой-нибудь Но все попытки принести что-либо из живности в дом мамой пресекались на корню. Поэтому я довольствовалась малым — светлячками и кузнечиками,улитками и лягушками. Удобнее были лягушки,конечно. Особенно если их принести из замерзшего пруда и положить оттаивать под батареей. Самыми неинтересными были червяки,потому что у них не было морды. Однажды у нас конечно же были рыбки,но это совсем другая история. В тот день все было здорово. К двенадцати я отправилась на день рождение к однокласснице Людке Р. Мы были совсем взрослыми,2 класс,и поэтому приглашение тоже было взрослым «на чашку чая». Слегка портила настроение Ирка,которую мама тут же прислюнила ко мне. Поэтому я шагала быстро по тропинке проложенной среди заснеженных сопок,а она запыхавшись,то догоняла меня,то отставала,но ныть боялась,потому что была уверена,что я ее там и оставлю. День выдался теплый и к жд станции,где жила Людка,мы подошли вовремя. Людкина мама не знала чем больше восхититься — подарком,моим бархатным платьицем или Иркиной башкой в локонах и бантах. Но после того,как Ирка уселась толстой попой на две подушки,положенные на стул и аккуратно расправила плиссированную юбку — предпочтение было отдано ей навечно. Праздник пролетел быстро, за окном неожиданно как-то стемнело и мы отправились в обратный путь,прижимая к груди свертки с угощением на вынос. К вечеру поднялся ветер и замел следы тропинки снегом. Пришлось идти по дороге. Это было и дальше и медленнее,потому что то и дело приходилось отступать в снег,чтобы не попасть под колеса военной техники возвращавшейся с полигона. « Мама запретила здесь ходить,запретила!» - затянула Ирка,не понимая,что занесенную тропинку в сумерках нам все равно не найти. « Замерзла,замерзла...» - канючила она,хотя я знала,что сними с нее цигейковую шапку - вся башка будет у нее мокрая. Колонна наконец-то прошла мимо и мы выбрались на дорогу. Идти сразу стало легче. «В туалет,хочу в туалет!» Я представила все Иркины колготки-трусы-рейтузы и сказала : « Терпи... Нечего было столько пить лимонада!» Огоньки колонны растаяли далеко впереди,огоньков жд станции тоже не было видно, в небе стояла полная луна. Чтобы увидеть огни домов нужно было еще добраться до верхушки сопки. Ветер стих. « Ладно»,- сказала я отходя к обочине, - « Иди сюда,помогу тебе ». « Не хочу уже,не хочу! Домой!»- пропыхтела она в ответ. Я остановилась,чтобы подождать ее и тут на обочине увидела что-то темное. Увидеть что-то темное в сверкающем под луной снеге было так же неожиданно,как увидеть сугроб среди травы. Я подошла поближе — какое-то большое животное вытянув длинные ноги лежало на снегу. «Наверное это теленок!» - подумала я. « Бедненький!Упал и замерзает!» « Иди сюда,скорее! Смотри,что я нашла!» — закричала я Ирке. Мы вместе наклонились над темным животным,пытаясь разглядеть его как следует. Вместо ног с копытцами у него были пятнистые лапы. Животное прерывисто дышало. « Он нас боится!» - сказала Ирка и мы чуть отошли. Отставшая от колонны машина загнала нас в снег и приближаясь осветила долгим светом нашу находку. На снеговой подушке лежала милая кошачья голова с кисточками на ушах, ее приоткрытые глаза светились зеленоватым светом. Сквозь острые клыки виднелся темный язык. « Она нас не укусит?» - «Конечно нет! Мы же ее спасаем!» Я решительно взялась за голову,пытаясь приподнять животное. Голова мягко откинулась в сторону,лапы вытянулись еще больше. « Бери за лапы!» - командовала я,но как мы ни старались ноша была для нас слишком тяжела. Забыв свои свертки с угощением мы побежали за санками. Огни дома приближались к нам так быстро,что мы обе запыхались и едва дышали. Дома никого не было. Ухватив заодно и санки соседского Славки мы бросились обратно. Ирка бежала молча,но было понятно,что она плачет,то ли от усталости,то ли от того,что так жарко бежать в шубе. Я больше всего боялась,что наша находка нас не дождется. Но она была на месте. И даже смотрела на нас полуоткрытыми глазами. Мы стали подтягивать к ней санки. Внезапно она сморщила морду, чуть слышно зашипела и уснула. Потихоньку мы потянули санки к дому. Дома по прежнему никого не было и побоявшись,что мама будет ругать нас за мокрый ковер,мы уложили нашу гостью в прихожей,укрыв половичком. « Мой руки,как следует и надевай пижаму!» - приказала я Ирке и уселась поджидать родителей на диване в гостиной. Время от времени я подходила к нашей гостье и прислушивалась. Она спала « как убитая». Потом подходила к Ирке — та спала « как пшеницу продавши». Я была совсем взрослая и могла не спать долго. А родителей все не было и не было. Внизу, в части,прошли с песней солдаты, у них уже был отбой. Наш дом тоже готовился ко сну. Все реже хлопала дверь подъезда,все тише были шаги по соседству,не шумела вода в трубах. Наконец сон сморил и меня. После событий дня и морозного воздуха сон был так крепок,что я не слышала испуганного вскрика мамы,приглушенного смеха отца, удивленных голосов соседей и шлепанья тряпки по полу. Утром все было как всегда. Солнце скользило по чистому полу в прихожей,санки стояли у двери. « А где...?» - « Ушла. Проснулась,выпила молока и ушла.» - сказал папа не опуская газеты, а мама отвернулась к плите налить себе кофе.
« Все ты врешь!» - сказал вечером на горке мне Славка. « Вы взяли мои санки,чтобы покататься вдвоем! Мама сказала,что мы их теперь на балкон ставить будем!»

понедельник, 26 января 2015 г.

Эмоции...

Примерно раз в месяц я езжу в одно место,где в абсолютной глуши,среди тайги пересекаются три дороги. Больших трасс в нашем регионе совсем немного и все они связывают один островок цивилизации с другим. Тяжелая фура,преодолев часа четыре пути по горным перевалам,устало отфыркивается,пока мы перегружаем мешки и коробки. Для разговоров нет времени. Через пятнадцать минут мы разъедемся в разные стороны и оба будем торопиться успеть к домашнему теплу затемно. В субботу был последний рейс в ту сторону и от этого мне было немного грустно. Встреча откладывалась и переносилась несколько раз за день и вот,я на заветном перекрестке в полной тьме. Дорога была не очень,с выжигающим глаза дальним светом встречных машин, с гололедом и коварными поворотами. Но чем дальше я удалялась от города,тем меньше было встречек,а потом и вовсе они исчезли. Кому что может понадобиться в такой глуши субботним вечером. На место я прибыла заранее и рассчитывала прождать минут десять,не более. Мы перезванивались во время пути и вроде все шло по плану. Заглушив машину и отключив радио я вдруг оказалась в полной тьме и тишине. Потом на экране лобового стекла вырисовалась шикарная панорама звездного неба с золотым месяцем рожками кверху. Небо казалось необычно низким в этом месте. Время ожидания пролетело,но никто так и не приехал,телефон абонента был недоступен. Иногда вдалеке пролетала машина обдавая светом фар дорожный щит. Лес поглощал почти все звуки. Машина стала остывать,а я мерзнуть. « Надо выйти и пошевелиться» - подумала я и выскочила наружу. « Уххх!»- выдохнулось в морозном воздухе,вдали от моря температура была градусов на пятнадцать пониже. Слева ,над лесом слегка посветлело,с той стороны шла машина. Я радостно попрыгала на одной ножке,несколько раз присела и стала надевать теплые рукавички,вместо перчаток,готовясь к перегрузки. Замерзшая грузная фура торопливо прошла мимо — не моя. Я села в машину. Там было еще тепло,но мороз предательски подбирался к ногам. Месяц поднялся выше и от золотого теплого свечения не осталось и следа. Теперь он глазировал хрусткий снег холодным надменным светом и рисовал тонкие иголки на лобовом стекле. Как всегда предательски не вовремя захотелось в туалет. Романтика поблекла и обозначилась реальность в виде стягивания теплых штанов на морозе. Перетерпев все возможные сроки я выползла из машины и скрипя на морозе лыжной одеждой присела. Тут же,как по заказу из-за поворота вылетел джин и помчался в моем направлении. От слепящих фар я прикрыла глаза,ожидая,когда же он пронесется мимо. Мало ли нам встречается на дороге «писающих мальчиков» и девочек. Успокоив себя мыслью,что кто тут меня увидит-узнает-устыдит,я по сути получала ни с чем несравнимое и известное всем удовольствие от облегчения. Машина,пролетев несколько метров остановилась и сдала назад. « Добрый вечер!»- раздался приятный мужской голос. « Добрый!»- ответила я не в силах не то,чтобы срочно натянуть штаны,но и вообще остановиться. « Не подскажите? На Владивосток мне туда?» - донеслось из темноты. « Нет..» - выдавила я, не в силах перестать журчать. « А куда?» - последовал вполне видимо логичный вопрос. По одной он приехал,по другой уже не туда,остается всего один приемлемый вариант. Я промычала : « А подумать?» Ответ ошеломил: « Вы не могли бы показать? Пожалуйста!Я не понял..Я не уеду!» « А я не встану!»- огрызнулась я. Мой процесс подходил к концу,но встать и натягивать штаны в свете фар мне как-то не хотелось. Сидя на корточках размахивать руками тоже.« Ах да,да,конечно,простите,что побеспокоил» - сказал мужик и отъехал . Я быстро оделась,лязгая зубами от холода и вдруг увидела приближающиеся стопари. «Простите за навязчивость,но я так и не понял,так мне на Владивосток куда?» « Вам сказать куда? Куда?» - расшипелась я. « Вы до трех считать умеете? Вы мелком крестики ставить умеете?» Лунный свет заливал идеально ровное кольцо и отходящие от него три дороги. На придорожном столбе синий щит копировал три жирные стрелки с надписями от кольца.« Боже мой,везде хамство,везде!» - мгновенно отреагировал водитель и рванул в противоположном направлении. В машине меня трясло и от холода,и от возмущения. Через минуту весело гудя показалась моя фура. На часах было уже десять. Субботний вечер практически канул в Лету,торопиться было некуда и мы выпили по чашке кофе из термоса. Хохоча над моей историей, перегрузили коробки и стали прогревать озябшие машины. Неожиданно нас окатило светом фар. Слепящий свет надвигался на нас до тех пор,пока мой товарищ не замахал руками,чтобы их потушили. Ослепшие от ксенона, матерясь и моргая, мы услышали приятный мужской голос : « Простите,что побеспокоил! Я правильно понял,что мне на Владивосток туда?» «Твоя очередь,мой друг!» - хихикнула я,хлопнула по плечу товарища и двинулась в путь.

воскресенье, 25 января 2015 г.

Обезножила...



Семья собралась в столовой в ожидании обеда. « Вот помяните мое слово, она нас всех переживет !» - сказала Люка, перекусывая нитку на шитье. « Ну что ж, сердце у нее здоровое, нервы железные, голова в порядке…» - бесстрастно начал Дед. « Угу, обезножит и будет нам всем проблема, как ее досмотреть!»- не сдавалась мама. Отец согласно кивнул, дядя Вася фыркнул. А тетка Лиля возмутилась: «Нет, ну гляньте на Татарку! Они одного возраста, но она и вес скинула, и операцию сделала ,и носится, как молодая! А наша? Ни к чему не прислушивается! Операция могла бы решить все проблемы!» В столовую степенно вплыла Баба и все утихли. Никому не хотелось продолжать начатую дискуссию и вызывать огонь на себя. Молча уселись обедать. Позвали и нас. Мы с Сережкой выползли из своего укрытия под столом. « Руки мыть!» - приказала Баба. Интересно, что такое «обезножить» думала я, выдувая пузыри из намыленных ладошек.
Молчание за столом затягивалось. Похоже, что обедом наслаждалась только Баба. « Мама, давайте-ка кое-что обсудим…» - открыла за десертом рот  Люка. « Мы бы хотели поговорить с Вами об операции!» - сходу рубанул дядя Вася. « Я вас умоляю!» - отмахнулась Баба, - «Ему никакие операции не помогут! Пусть так и спит в своем кабинете!» Она явно имела ввиду храпящего Деда. Все посмотрели на Деда. « Верочка, речь, собственно идет о другом…»- начал Дед. « Да что толку разговаривать! Рот ей не зашить!» - перебила его Баба,- «Сто раз говорили  не есть острого!» « Тетя Вера, дорогая, Вы никогда не дослушиваете до конца! Я, например, как врая считаю…» - начала высоким от волнения голосом тетя Лиля. « Ты, как врач, займись прежде всего своим сыном! Приучи его мыть руки! Видишь, какой зеленый! Это глисты! Глисты! Вот уедете, и я им займусь! Семечки натощак, касторка, сутки на горшке и никаких операций!»
« Пани Вера, паштет, паштет!» - крикнула в раздаточное окошко Марийка- помощница, и Баба с неожиданной прытью рванула в кухню. Все молча переглянулись. Дед засобирался в клинику. Тетки взялись убирать со стола. « Обезножить это больно?» - спросили мы у дяди Васи. Он досадливо сморщился, и, посвистывая, ушел в сад – то ли объедать, то ли обирать  перезревший крыжовник. Баба считала, что так он наберет что-то на варенье и не будет ей докучать жалобами на тетку.
« Ты представляешь, что будет, когда она совсем обезножит? Кто будет ее досматривать? Ведь сердце у нее здоровое!»- взволнованно сказала при встрече Томка, моя младшая тетка. Мы стояли обнявшись у двери. Мы не виделись сто лет. «Да ладно, она еще всех нас переживет!»- брякнула я и вздрогнула. Мне живо вспомнился тот далекий день. Сейчас я уже была на два десятка лет старше покойной Люси, похоронила отца, сравнялась в возрасте с ушедшим от инфаркта Васей и пережила Сережку. И даже вечно невозмутимый и не стареющий Дед покинул нас в одночасье.
« А-а-а! Явились!»- встретила нас Баба, шустро выкатываясь с ходунками из кухни. « Да, что-то разленились люди жить!»- бодро встряла она в наш разговор. « Слышали, Татарка померла! Что толку было делать эту операцию на ногах, когда инсульт и всё!» От неожиданности мы вздрогнули. Предполагалось, что лет десять ,как Баба практически оглохла. « Ха! Обезножила она! Это все она только для докторов изображает! Инвалидность получить! А сама так и скачет – то на рынок, то в магазин, и главное, все-то она знает! И обо всех!» - подвела итог Баба, подразумевая уже свою соседку Нелю.
«Разувайтесь! Только что пол помыли!» Под зорким контролем мы влезли в тапки, протерли уличную обувь и убрали куртки в шкаф. « Умирают! Все поумирали! Скоро и поговорить будет не с кем! А эта пусть живет еще! Она мне мяса хорошего обещала на Пасху достать!»- перевела она разговор на восьмидесятилетнюю уже Марийку-помощницу и укатилась на кухню разогревать нам обед. Баба все еще жила категориями «блат», «по знакомству» и «достать». Мы переглянулись. « Руки мыть!»- зычно донеслось из кухни и минуту спустя мы вдруг от души расхохотались, выдергивая друг у друга полотенце в крошечной ванной.

вторник, 20 января 2015 г.

Выбор....



За обеденным столом мы со смешанным чувством отвращения и восхищения ждали одного только момента. Когда тарелки для первого пустели, Баба ставила перед Дедом тарелочку с огромной вареной луковицей. Нас передергивало от невозможности действа, но мы, не отводя глаз, следили за ходом « смертельного номера». Никто из нас, внуков, не смог бы съесть даже самого маленького кусочка вареного лука в супе. Дед хитро подмигивал нам и с аппетитом  съедал отвратительно склизкую луковицу. В общем стойкая и непримиримая позиция по отношению к вареному луку была сформирована по всем правилам.
Со временем, конечно, острые грани непримиримости поистерлись. Без спазмов в горле проглатывался лук в столовских обедах, студенческих жарёвках, не всегда получалось складывать горкой выбранный лук на краешек ресторанной тарелки. Но выбор ,есть или не есть, всегда оставался.
« Главное, что всегда есть выбор …должен быть выбор….в профессии, в личной жизни, в разных ситуациях…» - вещала  заведующая кафедрой, усевшись на краешек стола , проявляя тем самым высший уровень демократичности по отношению к нам. Мы таращились на нее, поражаясь тому, какой может быть у нее выбор в ее преклонных годах. Ей было аж 37, но недостатка в кавалерах она не испытывала.
В общем, выбор в жизни у меня определенно был, хотя бы относительно вареного лука.
***
У друзей в Манчестере мне гостилось хорошо. Но на третий день пребывания моя «супная» душа впала в уныние. Мне дико хотелось супа.
« Ты ничего не ешь!» - сказала Дженнифер.
« Ты плохо себя чувствуешь?» - осведомился Фрэнк.
« Вам хочется чего-то особенного?» - спросил Филипп.
« Она на диете!» - подвел итог Джек.
Все посмотрели  на меня. « Я просто хочу супа!» - ответила я. Беспокойство на лицах сменилось изумлением.
« Да….но я умею готовить только один суп», - неуверенно проговорила Дженнифер.
« Не беспокойся, я могу приготовить сама!»-поторопилась сгладить неловкость я.
« Но ты же наша гостья! Вечером будет суп!» - заверил всех Фрэнк.
«Мы попробуем к вам присоединиться!» - ухмыльнулись парни и исчезли на весь день.
Вечером Дженнифер внесла в столовую фарфоровую супницу в незабудках. Дотошный Фрэнк рассказал в деталях и лицах, как и от кого, этот сервиз достался им в качестве свадебного подарка. А так же, упомянул все случаи, когда вообще пользовались этой супницей. Случаев было два. Один раз из нее разливали крюшон на майской вечеринке, второй раз будут разливать из нее суп  в мою честь. А запах от супа шел превосходный. Мой желудок, напичканный стейками, отбивными и картофельным салатом за три дня под завязку,  сжался в восторженном спазме.
Первую порцию подали мне. Окруженный каймой из незабудок по краям тарелки, передо мной парил и золотился ….луковый суп. Я окаменела. Все взгляды устремились на меня.ВЫБОРА не было. « Возможно, это не так вкусно, как выглядит»,- смущенно сказала Дженнифер. А Фрэнк тут же рассказал обо всех случаях, когда готовился этот суп. Три раза – болезнь соседки, визит священника и моя прихоть. Держа фонетический оскал( да здравствуют, заведующая кафедрой и наработанный годами профессионализм)я быстро проглотила несколько ложек, стараясь не касаться языком содержимого. «Как же ты проголодалась!»- сочувственно сказала подруга. 
« Давай, мам, добавь-ка ей еще немного!»-сказал Джек. « Все нормально, мы перекусили по дороге домой!»- успокоил меня Филипп. Моя тарелка наполнилась до краев. Делать нечего – пришлось есть. И чудо – отвратительный на вид лук оказался довольно вкусным, сыр придавал супу пикантность, а зелень уверенность мне. Желудок благодарно заурчал, и беседа за столом перешла в другое русло.
Помогая убирать со стола, я обнаружила кучки лука у тарелок ребят. « Ненавижу лук!»-понизив голос сказал Фрэнк, - « но Джен так старалась! Это ее единственный суп».
***
« Ну, парни,пробуйте!» - сказала  я своим сыновьям, разливая суп по тарелкам,-« Это новый суп!» И только после того, как съели несколько ложек, добавила: « Французский, луковый…»

воскресенье, 18 января 2015 г.

О комментариях...

Меня часто спрашивают о том,почему я удаляю комментарии. Все просто - слова и мысли не материальны,они как  листья. Пока они свежи и зелены - возбуждают интерес и ответную реакцию, разноцветные осенние - возможность полюбоваться то ли собой,то ли лестным мнением о своем посте, однородно пожухшие и листья,и слова никому не нужны. В саду мы их убираем,или радуемся острым зеленым стрелкам травы сквозь бурый ветхий лист. Убирая Ваши комментарии я расчищаю дорогу новым мыслям вслух. Ведь, если спустя время, Вы еще раз навестите мой блог,то не нужно будет оглядываться на сказанное когда-то....

понедельник, 5 января 2015 г.

О мечтах - в общем и в частости...

Мои реальные мечты
Сделать Рождественский вертеп из полимерной глины.
Купить новый велосипед.
Вырастить огромную грядку тюльпанов.
Нарисовать эскиз почтового ящика.
Смастерить кормушку для птиц.
Выполнить фитнес-план на год.
Устроить большой семейный праздник в саду.
Написать бизнес-план для нового дела.
Организовать благотворительную гаражную распродажу.
Добраться до водопада «Черный монах»
Подготовить макет серии открыток для издательства.
Сделать малиновое вино.
Много-много плавать в бассейне и в море.

Мои нереальные цели.
Сделать перевод хорошей книги.
Построить теплицу.
Пить воду.
Нарисовать картину.
Навестить близкого человека в далекой стране.
Подтянуться 10 раз на турнике.
Провести неделю в Вене
Регулярно мыть машину.

Вот собственно и все,о чем мне думалось все эти праздничные дни. Не хотелось загадывать желаний и строить очередные воздушные замки. Нет ничего лучше определенности в желаниях и умеренности в целях. Или наоборот. Главное,чтобы все случилось.