вторник, 9 декабря 2014 г.

Ленивкин день...

Это просто лучший день,чтобы провести полчаса на безлюдном зимнем пляже
 Похрустеть просоленной,промерзшей травой...
 Посидеть в одиночестве,вглядываясь в морскую даль...
 Поболтать с ракушками о погоде...
 Прогуляться с чайками по песку....
 Спасти замерзшую медузу....
 Полюбоваться на букетик водорослей....
 Посмотреть на отражение в воде....
 Порадоваться за ожившую медузу...
 Умыться морской водой....
 Сделать маску из кусочков водорослей...
 Заметить тени на песке....
 Навестить замерзший сад....
 Удивиться уцелевшим листьям....
 Погладить новые иголки...
 И запить все впечатления легким вином...
День удался....

Приз....



Перед Новым годом председатель нашего совхоза-миллионера вдруг объявил конкурс на лучший костюм. Работники, умученные подготовкой собственных детей к утренникам, восприняли новость без энтузиазма. Накануне праздника было всего две заявки на участие. «Нас лишат премии! Лишат!» - метался по кабинету директор Дома культуры. Коллектив, то есть я и библиотекарша, молча ему сочувствовал. « А-а, ладно, пойду сдаваться!»,- махнул он рукой и поплелся на планерку в соседнее здание. Совхоз у нас был замечательный и назывался « Город будущего». Мы были примером для всех, и каждое проводимое мероприятие считалось показательным. Считалось, что мы жили в одном шаге от коммунизма и бесконечные делегации посещали нас круглый год. Васильич,  директор Дома культуры, до ужаса боялся, когда на планерках его называли дармоедом на теле социалистического трудового крестьянства и грозились сократить зарплату и лишить премии. Обратно он прибежал быстро и взволнованно сообщил, что за  костюмы будут солидные денежные премии и ценные подарки. По совхозу, как, впрочем, и по любой деревне слухи разносятся мигом, и уже к концу дня у нас было более тридцати заявок. «Я тоже хочу участвовать!» - сказала я директору. « Костюм Снегурки не считается!» - отмахнулся он. « Так я же другой сделаю!» - « У тебя и так времени не будет! Давай, заканчивай сценарий!» - отмахнулся он, растягивая по залу провода цветомузыки. И все же я решила сделать костюм. Изготовление не заняло много времени. Единственное, что никак не удавалось сделать  - изготовить правдоподобную маску. Как только я залегала на диван с мокрой тряпкой на лице, смоченной в хитром крахмально-клеевом растворе, сразу же раздавался звонок в дверь. Такое уж было хлопотное предпраздничное время – всем что-то требовалось занять, спросить, отдать, примерить. И в раздражении, я бросила тряпку на батарею. А утром сама испугалась сморщенного в страшной гримасе лица с пустыми глазницами. 31-го к обеденному времени мы уже буквально валились с ног. Успели провести утренники и народные гулянья, поздравить доярок на утренней дойке и раздать подарки передовикам. « Всем по домам и спать!»- приказал Васильич, запирая вестибюль. « Сбор в шесть! Еще всю ночь скакать будем, как лошади на свадьбе!» « Почему на свадьбе?» - удивилась я. « Да потому что морды в цветах, а жопы в мыле!» - без тени улыбки пробурчала библиотекарша. Конечно же дома было не до сна. Варился холодец, дошивался Снегуркин наряд, забегали соседки…Торжественная часть  началась в семь. Развлекательную назначили позже, после вечерней дойки. И начать ее следовало с конкурса костюмов. « Пока при памяти!» - мрачно резюмировал Васильич, которому предстояло ночь провести на сухую и это его страшно раздражало. Ночь выдалась тихая, морозная. Снегу навалило столько, что со всех сторон к Дому культуры тянулись узкие траншеи тропинок. Натянув маскарадный костюм я наблюдала из окна квартиры, как народ собирается в клуб. « Фу, хвост- то какой мерзкий!» - сказала соседка, заправляя сзади мне волосы под шапочку с рогами. Площадь наконец опустела и я, отчаянно прыгая в тонком трико на морозе, помчалась к входу. Из теплого на мне была только вывернутая овчиной наружу кацавейка. По звукам, доносящимся из зала было слышно, что развлекательная часть началась. Все шло по плану. Я рассчитывала заскочить в зал и сразу попасть в хоровод ряженых. Неожиданно из-за угла показался припоздавший гость. Он стоял покачиваясь, загораживая полностью мне проход к крыльцу. Мороз прибирал меня до костей и подпрыгивая на месте за спиной пьянчужки, я злилась, что мой такой чудесный план срывается. « Всех, кто принимает участие в конкурсе просим встать в круг!»- донеслось из открытой двери. Больше ждать я не могла ,и я легонько похлопала парня по плечу. « Ну шо?» - медленно стал разворачиваться он ко мне. « Слышь, дай пройти, опаздываю!»- приглушенным голосом произнесла я из под маски. Парень вдруг резко дернулся и кинулся вперед. Я кинулась за ним по узкому проходу. Добежав до двери он обернулся и увидев меня в метре от себя дико взвыл и ворвался в зал. Делать было нечего – я заскочила следом и поигрывая хвостом пробежалась по залу. « Ааааа…» - заорали вдруг сидящие в зале от неожиданности. « Ты кто?» - спросил в микрофон стойко-пьяный Дед Мороз. « Черт, что ли?» Зал разразился смехом и меня приняли в хоровод ряженых. « Слышь,ты!» - шептал мне ряженый бабой Ягой хлопец сжимая до боли мне руку в огромной перчатке. «Если ты из другой деревни, то, того…приз не получишь! Еще и вообще за этот маскарад получишь!Убирайся!» « Чертик,чертик, ты с пиз..м или с хвостом!» Поглядывая на мои огромные чуни и стараясь ущипнуть меня за ляжку, шипел мне в ухо Дядька Черномор. Я молча отбивалась, боясь ,что по голосу догадаются, кто под маской. « Да не наш это кто-то, не наш! Не дадим приз!» - кричала лихая тетка-мухомор в хороводе напротив. Умеренно пьяненькое жюри подсчитывало голоса. Мне присудили второе место. « Не давать! Не давать, пока не снимет маску!»- скандировал зал. « А давайте, угадаем кто это!» - тут же нашелся Васильич, по сути выполняя мои обязанности Снегурки на этом конкурсе. « Нееет!» - взревели все участники конкурса, и мне пришлось снять маску. Воцарилась тишина. « Нет, ну я ж говорил, что костюм Снегурки не считается!» - почему-то брякнул Васильич. « Ты…это…извини..за..с  хвостом!» - проурчал Черномор. « Ах ты, кобель! А лапал-то, лапал!» - закричала  его жена, тетка-мухомор.
« Да не знал я! Не знал!» - отбивался он. Новогодний праздник набирал обороты.

понедельник, 8 декабря 2014 г.

Снежинка...



На Рождество Санта принес подарки. Мне – не те. Видимо не получил письмо. А Ирка, хоть и писать она не умеет, и писала за нее письмо мама, получила все, о чем мечтала. И я решила, что буду покупать себе подарки сама, когда вырасту, конечно. И никогда больше не буду просить Санту принести под елку морскую свинку, индейский лук, золотой орех и самокат- соседскому Герке. У Ирки подарок был так себе- набор для парикмахера. Нашла тоже, что попросить! Все там, в этом наборе не настоящее, и даже ножницы не режут. Жаловаться на судьбу было некому. Мама с утра умчалась на работу, а после обеда мы все идем на праздник. Ирка будет снежинкой, а я – подснежником. У Ирки будет настоящая сверкающая корона, а у меня на башке шляпка-цветок с хвостиком. В общем, настроение было не совсем праздничное. « Уууу! Поиграй со мной!» - заныла Ирка, успев причесать своим подарком всех кукол. « Не хочу!» - огрызнулась я,- « У тебя все там ненастоящее! И ножницы не режут!» « А вот и режут! Режут!» -разошлась она и ловко отхватила челку у большой немецкой куклы. « Ух ты! И правда режут!» - удивилась я,- «Но зато у людей  не режут!» « А зачем у людей?» - поинтересовалась она. « Вот глупая! Чтобы прически разные делать! Как у мамы ,например!»- отмахнулась я от нее. « Хочууу! Хочууу, как у мамы !» - тут же завыла она, растопырив коротенькие пальцы. « Давай прическу делать! Давай!» Я тихонько пощелкала ножницами кончики ее волос. Ножницы резали, как настоящие! Прическу, как у мамы было сделать легко. Мы сто раз видели, как она подкалывает волосы шпильками. « А мне как у мамы надо! Как у мамы!» - продолжала ныть сестра, тряся торчащими во все стороны шпильками. Прическу-то мы сделали, а вот как сделать открытый лоб?
 К приходу мамы Ирка сияла голым лбом в полголовы, разноцветными невидимками и размазанными по лицу перламутровыми тенями. Все это торжество парикмахерской мысли было намертво залито маминым лаком из пульвелизатора. « Мама, я принцесса?» - поворачиваясь перед мамой на цыпочках, спрашивала Ирка, - « Или балерина?». До праздника оставался час, и впервые у мамы не нашлось времени даже врезать мне подзатыльника. На праздник мы успели вовремя. Ирка была снежинка с низкоприклеенной ко лбу сверкающей короной и гигантским бантом на темечке. Ну, а я была в дурацкой шляпке-цветке с хвостиком на макушке.

Подробности....

Сначала завела интригу,напросилась на поздравления,а теперь сообразила,что по многочисленным просьбам надо "дать подробности". Ск...