воскресенье, 16 марта 2014 г.

Сергей...


« Я с тобой больше не дружу!»- заявил он свесившись с ветки старой груши. « Потому что у тебя теперь этот...как его...есть!» И я возненавидела свой первый в жизни лифчик восхитительно поросячьего цвета. Лифчик мне купила Баба решив превратить меня наконец-то в нормальную девочку-подростка. Узкие атласные бретели впились в плечи,тонкие белые кружева противно кололи кожу. Полупустые чашечки нулевого размера напоминали сморщенную жабью мордочку. « Ты подглядывал!» - возмутилась я. « Угу! Делать мне нечего! Сами разбросали все....это... по комнате!» Восхитительное чувство новизны и чего-то там чарующе девочкового погасло во мне. Я забралась на соседнюю ветку и стукнула его по башке. « Вот дура с лификом!»- завопил он скатываясь с дерева. « А я у тебя еще и колготки видел! Капроновые!» « А у тебя до сих пор трусы с котиками и слониками!» - мстительно пропела я во след. Через два дня из своих заграничных поездок вернулись наши родители и долго допытывались,почему же мы рассорились. А мы не рассорились просто ушло детство и пришла юность. Сергей был удивительно талантлив во всем. С блеском и непринужденностью брал награды в спорте и первые места в предметных олимпиадах,свободно болтал на двух языках,прекрасно рисовал и готовил. Ему прочили блестящее будущее,но он как водится сломался и запил. Он стал поваром со всеми прилагающимися к этому звездами и регалиями. Время от времени он кодировался и тогда лучшие рестораны города бились за честь работать с ним. « Ты ,Верка,запомни! Мы с тобой одной крови!Ты и я! Особенные! Ты Багира,а я Акела!» - говорил он в девять лет. « Не поддавайся стадным инстинктам! Мы с тобой другие,ты и я! Иди всегда своим путем!» - повторял он в шестнадцать. Потом мы встретились,когда нам было по девятнадцать. Мы стали студентами и почти взрослыми. « На фига тебе иняз? Ты и так языки знаешь!» - недовольно пробурчал он вместо поздравлений. И мне стало стыдно за свое малодушие в легком выборе профессии. За три казалось пролетела целая жизнь мы стали,как нам казалось взрослыми. Потом были еще пять лет разлуки. Моя свадьба — его свадьба. Мой сын — его дочь. Мой развод — его уход из семьи. Еще замужество — еще женитьба. « Да что ж такое!» - восклицал он при встречах - « Ты разводишься,а я женюсь! Дождись меня!» В последний раз мы увиделись,когда нам было по тридцать пять. Я мерзла на остановке с тяжелой сумкой и не могла понять,почему же он меня не встретил,как было договорено. Рядом бродил мрачный мужик в надвинутом капюшоне,выгуливая рыжую дворняжку. До Сережкиного дома было недалеко,но сумка с Бабиными гостинцами для него удерживала меня ,как якорь. « Так он же на остановке! Смотри! Рядом!Я его даже из окна вижу!» - кричала в трубку его жена. Я огляделась вокруг. Однажды он меня уже встречал на этой же остановке -легкий,загорелый,в узких джинсах и полупридушеной розой в руке. Внезапно мужик сделал пируэт вокруг своей собаченки и подошел ко мне. Из капюшона нарисовался знаменитый фамильный нос,блеснули карие глаза с бесенятями. « Верка,ты что ли? А я-то думаю,вот тетка похожа на Веркину мать! А это ты!» « Сам ты тетка-дядька!Ходишь тут,как дама с собачкой!» - возмутилась я. Теткой меня еще никто не называл. Я украдкой взглянула в его лицо. Виски посеребрило,линия рта обмякла,глаза окружили морщинки. «Да,рано ты сдался!» - подумала я. «Жизнь летит слишком быстро...»
Вечером,к моему удивлению, после застолья он пошел провожать меня на вокзал. Сумка была совсем легкая без банок варенья,но он все равно взялся нести ее. Он усаживал меня в Венский экспресс заботливо покупая журналы и воду на перроне,помогая повесить плащ. Перед уходом он присел «на дорогу». «Ты молодец! Вырвалась из стада! А я вот.... как видишь...не смог!»- он совсем как в детстве шмыгнул носом. « Если бы не ты....»- начала я и умолкла. Над нами бесшумно пронеслась тень вечности. Наше время ушло.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Подробности....

Сначала завела интригу,напросилась на поздравления,а теперь сообразила,что по многочисленным просьбам надо "дать подробности". Ск...