четверг, 13 марта 2014 г.

Кофейный торт....

С днями рождения в нашей семье было все как-то не так. У мамы всегда скучно – гости взрослые, подарки одни и те же, коробки побольше-  духи, поменьше- сережки и брошки, праздничный торт – в ресторане, куда нас с Иркой  не берут. И только утром на следующий день – тарелка с пирожными к завтраку. Уууу! Маму эти два дня и не видно. В общем ненастоящее какое-то день рождение. У меня день рождения вообще плохой – он в один день с Иркой. Мало того, что она противная, так еще и день рождения вместе. Весь двор ждет нашего дня рождения, то есть моего, ну и Иркиного ,конечно. Записаны наши дни рождения в разные дни. Хоть и родились мы в ночь с 29-го на 30-е. « Маам, ну почему с Иркой праздновать! У нее ж написано 29-го!» - ною я. « Нельзя быть такой эгоисткой! Записаны вы в разные дни, потому что у каждого человека должна быть своя собственная дата, а не общая!»- строго говорит мама. « Нууу воот! А чего вместе-то отмечать! Наведет сейчас своей малышни!» Продолжаю ныть я. Ирка – малышня, и друзья у нее малышня, а я на три года старше. Но приходит день рождения, и я забываю о своих обидах. Дни рождения у нас всегда самые лучшие во дворе. А вот у папы дня рождения не было. Ни торта, ни гостей, ни подарков. Он у него был восьмого марта, и папа страшно этого стеснялся. Но настал день ,когда все сослуживцы захотели его поздравить с юбилеем. И все узнали дату его рождения. Три дня перед праздником он был не в духе. Не подарил маме цветов, не поздравил сослуживиц, не реагировал на шутки друзей. Юбилей решили праздновать дома. Мама, соседка и фрау Швабс составляли списки, двигали мебель, крахмалили столовое белье. Я мешала всем и крутилась под ногами. Что-то было совершенно необычное в ожидании папиного праздника. Ирка смирно сидела в комнате и вышивала утенка в подарок папе. Меня периодически выставляли в угол для смирения, но потом, забывшись, отправляли в магазин со списком. « И никаких тортов!» - провозгласил папа, и последняя прелесть ожидаемого события померкла для меня. Утром, накануне праздника, мы отправились в маленькую кондитерскую по соседству. « Мы купим торт?»- удивилась я. « Ну конечно же!» - сказала мама. « Это же день рождения!» В эту кондитерскую мы заходили часто за фруктовыми пирожными и пирогом с пудингом. Оставив меня за столиком, мама сбегала в цветочный магазин. « Ой, что будет!» - представила я себе разгневанного папу с тюльпанами и розовым тортом. Восьмое марта в нашем доме в этот раз мама решила отменить. Значит, вместо нас все будут поздравлять папу.

Утро восьмого марта выдалось солнечным. Мы сидели за завтраком. Всей семьей. Папа с утра был в отличном настроении и подарил нам корзинки с примулой и фиалками. В моей корзинке был даже спрятан крошечный бутылёк с духами, а у Ирки пупсик. В квартире все сверкало к приходу гостей, и стол в гостиной был уже раздвинут, и засервирован. У папы - выходной, и было непривычно видеть его не в форме. Вообще было непривычно видеть его дома поздним утром. Не звонил телефон, не прибегал посыльный. Вошла фрау Швабс с букетом для папы. Папа растерялся – ему никогда не дарили цветов. И от растерянности почему-то сказал фразу на французском. Фрау Швабс пригласили к столу. Раздался стук в дверь. Мама пошла к двери и вернулась с огромной серой коробкой из кондитерской. « Люся, я же просил!» - поморщился папа и настроение у него испортилось. После обеда начали собираться гости. « Я позову Вас на торт!» - шепнула мама, отправляя нас в детскую. Но торта почему-то не хотелось в этот раз. Я знала, как папа его не хотел. « Может не надо этот торт доставать? Папа и так расстроился!» - спросила я фрау Швабс. « Вот увидишь! Папе понравится!» И вот потушен свет и из кухни несут торт. Но что это за торт! Кофейный! Строгий! Элегантный! С шоколадным позументом и строгой надписью белым кремом. Настоящий мужской торт! Гости кричат « ура!», папа , смущаясь ,задувает свечи. Это всего лишь его тридцатилетний юбилей! Стрекочет камера снимая танцующих вальс родителей, смеющихся гостей и нас, выглядывающих из двери в детской… Когда мне было около тридцати я в последний раз встретилась с папой. Мачеха была в отъезде, и мы слонялись по квартире, не зная, что сказать друг другу. Обычно это пространство заполняла Нина. От нечего делать я занялась уборкой и под одним из шкафов увидела знакомую коробку от кинопроектора. « Он у тебя сохранился?!» - удивилась я. « А как же!» - оживился папа. И вот по белой стене несутся счастливые мгновения детства – я на велосипеде, Ирка с лейкой, соседский Герка в вельветовых шортах. Мгновение и кружатся в вальсе мои родители. Они так молоды и счастливы! Веселые лица гостей, цветы и бутылки, краешек кофейного торта ,чьи-то туфельки, коленки и снова вальс! Звука нет, кадры черно- белые, хочется крикнуть « Еще, еще…!!!» Пленка рвется, плавится – на стене расползаются пузыри. Из проектора едкий дымок. « У тебя всегда рвется пленка!» - машинально повторяю мамину фразу, слышанную столько раз в детстве. « У тебя голос матери…» - помолчав, говорит отец. Сгоревший проектор выносим к мусоропроводу. Вечером приезжает Нина. « Чем это пахнет?» - спрашивает она с порога. « Прошедшей жизнью!» - отвечает отец и  закрывается газетой.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Подробности....

Сначала завела интригу,напросилась на поздравления,а теперь сообразила,что по многочисленным просьбам надо "дать подробности". Ск...