четверг, 7 ноября 2013 г.

Мой дом...



Я лежу на льду промерзшего до дна озера и рассматриваю белые пузыри, застывших рыб и прозрачные от мороза камешки на дне. У меня есть свой дом, связанный из тростника, камыша  и полыни. У меня есть постель из дубовых веток с листьями. У меня есть запас еды, спички и свеча. Когда поднимается ветер, я закрываю вход в жилище санками и затыкаю щели изнутри сухой травой, чтобы не дуло. Снаружи мой дом обложен кирпичиками слежавшегося, твердого снега. Все, как описано в моей любимой книжке про северные приключения. Внутри- даже душно от моего дыхания и горящей свечи. Наливаю из термоса чай и достаю бутерброд. Моя «ездовая» собака Альфа сидит со мной рядом и тихонько вздыхает, дожидаясь остатков бутерброда. Изредка, пушечным выстрелом грохает от мороза лед и снова все стихает. Со стороны дороги слышится шум машин и голоса. К вечеру поднимается вьюга, но мне все нипочем в моем убежище. Ни одной струйки холодного воздуха не проникает вовнутрь. Обняв  Альфу ,я засыпаю. Утром мы снова пьем чай. Еще холодно выходить наружу и ,проделав щелку,  я наблюдаю за солдатами, которые в морозной дымке шеренгой спускаются с сопки к озеру, ходят вдоль и поперек по прибрежным зарослям, курят и матерятся. Встает солнце, мороз крепчает ,и озеро снова начинает потрескивать  своей толстой ледяной шкурой. « Надо греть кашу, себе и Альфе!» - деловито размышляю я и выползаю из своего убежища. Костер разгорается быстро, и запах подгоревшей каши разносится по округе. Ко мне подходят солдаты, греются у костра, поглаживают Альфу и даже угощают меня ирисками. Мне не нравится, что они курят и радуюсь, когда они, согревшись ,наконец-то уходят. Вскоре на дороге у дальнего края озера останавливается командирский газик и оттуда ,скользя и спотыкаясь на льду, бежит вся моя семья и даже соседский Славка. С тоской я думаю о том, что мне влетит за ледяные сосульки на животе новой шубы, за новенький китайский термос, взятый без спроса, и помятую книжку из маминой библиотеки. Добежав и запыхавшись, мама падает на мои санки и беззвучно рыдает. Папа  молча разглядывает мое жилище. Я смотрю на Славку с его вечными соплями и синенькими мешочками под глазами и думаю: « Вот предатель! Все разболтал!» Славка виновато опустил голову и шмыгает носом. Ирка злорадно кричит: « Вот тебе попадет!». Я уже знаю, что не попадет, потому что мама ,видимо устала и даже не ругается. Папа складывает на санки помятый термос, матерчатую авоську и кастрюльку с пригоревшей кашей. « Ну что ты, Люсь! Нашлась же!» - бодро говорит он. « Она даже не замерзла!» И мы шагаем в сопку, к своему дому. Мама крепко держит меня за руку. А я украдкой оглядываюсь назад и ищу глазами в зарослях тростника на озере свое первое настоящее жилище. Все зимние каникулы я провожу дома взаперти. Но это меня не расстраивает – мне разрешено прочитать все книги Джека Лондона из маминой библиоте

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Аниматор...

- Я научилась молчать…- -И?-  Он вкусно затягивается сигаретой, смотрит поверх моей головы, ждет ответа. - Лето безрадостных каких-то ...