понедельник, 25 ноября 2013 г.

Зима пришла...



Зима в наших краях взяла дурную привычку вступать в права со скандалом. С утра еще квякла и слезилась старушечьими слезами осень, дразня зиму не просыхающими лужицами. К четырем часам зима победно засверкала солнечной улыбкой и стылым ветром залакировала мокрые щеки дорог. Мы ,как могли ,торопились домой ,но город все задерживал нас суетой мелких дел , срочных звонков и неотложных покупок. Перед перевалом устроился наряд ДПС и разворачивал огромные тяжелые фуры назад. Гололед. На проезжающие легковушки  они лишь пожимали плечами, мол ,сами знаете на что идете. Остановили и нас на нашем грузовике. Мол, решитесь ли? Решимся, конечно. Нужно ехать домой, тем более, что впереди проскочил совсем уж крохотный грузовичок-япончик. Беда нашего, да и большинства грузовиков в том, что они заднеприводные. Да и легкие без груза. Как-то я нашему не доверяла. На перевал взобрались без особых проблем, хотя пару раз и гальмовали на поворотах. На верхушке остановились передохнуть. От напряжения у меня взмок загривок. « Ну что, рискнем вниз?» - спросил муж. «Как будто есть выбор!» - ответила я. Вглядывались в машины обгоняющие нас. Все неуверенно елозили по виткам дороги. В нижнем завороте стояли груженые фуры и панелевозы, которые с разгону взяли пол-перевала и зависли. Этим уж тут точно ночевать. Мимо нас бодро прочамкал уж совсем игрушечный грузовичок на крошечных колесиках. Его уверенность вселила в нас надежду, если уж этот пошел… После первых ста метров спуска мы уже жалели, что решились на это. Лучше уж ночевать на перевале… Нас несло вниз… Тормозить было бессмысленно, газ был сброшен и лишь рулем можно было хоть немного контролировать движение. Все вокруг двигалось как в замедленной съемке. Метров за триста от нас сорвалась с тормозных «башмаков» фура и хвостом вниз сползала поперек дороги, блокируя движение снизу и постепенно перекрывая его сверху. Отважный кроха грузовичок пролетел у нее перед носом в сантиметрах разминувшись с набирающим снизу скорость джипом, потом они как-то непостижимо быстро поменялись местами ; гусеница- фура разъединила их пути на до и после и тихо улеглась в кювете. Чуть выше, вывернув морду-кабину, как норовистый конь ,сминая подложенные кирпичи и доски, сдвинулся с места панелевоз. Водитель едва успел отскочить в сторону, а потом цепляясь за распахнутую дверцу пытался обуздать его, как живое существо. Но многотонное чудовище медленно стало перекрывать дорогу нам. Перед его вздернутой мордой  вынырнул удачливый джип, слегка задев горное ограждение. Нас медленно сносило прямо на его панельный бок и еще медленнее, не набрав нужной скорости, словно раздумывая, катиться или нет, продвигался сам панелевоз. Водила замер на обочине, обхватив голову. Уже в нескольких метрах перед нами медленно проплывали блоки. Я подтянула ноги, чтобы  не переломать их при ударе. Плоская морда нашего Малика не давала шансов на серьезную защиту. Какие длинные минуты….не думай о секундах свысока…наступит время сам поймешь, наверное…. Я не отрываясь смотрела на бетонную поверхность уходящую вкось перед моим лицом. Муж не касался руля, чтобы не провоцировать лишнего движения машины. Метр. Полметра. Рядом. Я жду удара или скрежета. Полметра. Метр. Пять метров. Громада панелевоза круто уходит вбок и нас несет дальше вниз к прямому участку дороги. Я боюсь оглянуться. Слышится шуршание шин. Муж потихоньку выворачивает руль и наконец-то ловит дорогу. Газует. Мне кажется, что мы несемся на огромной скорости. На спидометре -20.Через какое-то время облегченно выдыхаем. Муж судорожно закуривает и говорит: « Ну вот, значит не время нам еще уходить. Значит, кому-то мы еще нужны на этом свете!» Я молча киваю и слышу звонок. Беру трубку : « Мам, ты где? Положи мне денег на телефон!» «Так вот для чего мы еще нужны на этом свете!»- говорит муж ,и мы нервно хихикаем до самого дома.

суббота, 23 ноября 2013 г.

Антон...



Антон – ученик шестого класса. На фоне одноклассников он ничем не выделяется. Он спокоен и солиден. И задает вопросы именно те, которые нравятся учителю.
- А Вы еще расскажете нам про это?
- Вы можете записать это на доске?
- Как много Вы знаете об этом!
- Как удивительно!
Класс небольшой. Их всего шестеро. Знакомятся с новым человеком они легко. Охотно рассказывают мне о своих трудностях и победах  в учебе. С удовольствием говорят ,кем будут. Уже есть будущий повар, архитектор и конструктор железнодорожных вагонов.
Антон говорит, что еще не решил, кем будет, и что будет советоваться со взрослыми, что выбрать – космос или медицину.
Мы составляем краткий конспект по грамматике и приступаем к упражнениям. Все притихли – каждый хочет получить пятерку. Единственная девочка, будущий архитектор, украшает работу смайликами, будущий повар в задумчивости осыпает крошками чипсов не только себя, но и тетради соседей. Антон напряженно водит ручкой в тетради, и даже со своего места я вижу, что он почти дописывает страницу.
« Посерьёзнее, ребята! Не отвлекайтесь! Берите пример с Антона!» - говорю я. Антон улыбается. Сероглазый Димка кивает головой : « Да, Антон такой! Он у нас молодец!» - все согласно кивают головами и снова углубляются в работу.
После звонка все сдают тетради и расходятся. Это последний урок. В вестибюле маленькой школы шестиклассники столпились у расписания – записывают расписание на новую неделю. « Антон! Давай дневник!» - говорит маленький Федор и ловко ,на весу, вписывает ему уроки на понедельник.
После уроков проверяю тетради. Неплохо. Хорошо. Неплохо. Отлично. Отлично. А что же это такое? Передо мной страница ,заполненная тщательно выписанными крючочками, цифирками, подобиями букв и наклонными палочками. Это тетрадь Антона.
Я кладу тетрадь перед завучем. « Ну да, он болен. Последствия прививки. Мать бросила. Воспитывает бабушка.» « Но как же дети в классе?» «А дети его любят и опекают!»
В понедельник утром, выходя из машины, я вижу в окне класса Антона он радостно машет мне рукой и, встретив у двери ,спрашивает: « Вы не замерзли на улице? Как Ваши дела?»  и уносится с ребятами по коридору. А мне почему-то сразу становится тепло и спокойно на душе.

Искусство принимать гостей...



Искусство принимать гостей…..
-          прочла я главную тему номера и подумала, что поторопилась с покупкой журнала. С искусством принимать гостей у меня все в порядке, только принимать пока негде. Кругом ремонт и стройка. К полудню в работе офиса образовался перерыв ,и я все же уткнулась в глянцевые страницы. На пороге офиса материализовались две колоритные фигуры. Уныло-узкая во всех измерениях девица и радушно широкий парень-казах. « В турфирму – направо» - вяло махнула я рукой, погружаясь в чтение. Девица смущенно кашлянула и поздоровалась – и я вдруг уловила что-то смутно знакомое в ее лице. Парень все так же широко улыбаясь ,выложил передо мной удостоверение. « Гражданин Х дал показания, что по месту вашего проживания хранятся боеприпасы, а именно…»
-          « Даже если гость неожиданный, он ни в коем случае не должен усомниться в Вашем радушии и гостеприимстве…» - всплыла перед глазами  прочитанная фраза. И я автоматически изобразила любезность, представив себя хозяйкой шикарного дома.
-          « Могу ли я завершить начатые дела и отменить назначенные встречи, СЭР?» - пропела я, входя в роль. Пальцы почему-то подрагивали на кнопках телефона. Парень растерялся и после двух моих звонков вдруг сообщил, что  звонки делать не рекомендуется. Я  подняла бровь, как мисс Марпл : « Ах, оставьте! Я же не под следствием!»  « Пока…» - процедил он, а девица неопределенно вздохнула.
-          Дорога к дому заняла сорок минут и прошла в светской непринужденной беседе. Мои гости и не подозревали, что я живу за городом, и рассчитывали на пятиминутный «блиц с кортежем» по солнечному субботнему городу. Мы произвели впечатление въездом в деревню « на двух тачках набитых крепкими парнями». Совсем как пишут в детективах. « Ну-с, гости мои дорогие»- сказала я после того, как машины были припаркованы во дворе. «Где Ваши бумажные основания для визита?»  Внутри меня что-то равномерно и щекотно побухивало – и не сердце, видимо, и не желудок, а раненая душа в обнимку с уязвленным самолюбием. Но сливать свое раздражение на парней было бы нелепо – они просто делают свою работу. Документы были в порядке.
-          « Приготовьте к приходу гостей ванную комнату и туалет. Не следует предлагать гостям тапочки….» Шесть пар ботинок, измазанных в подтаявшей после заморозков земле, прошлись по всему дому.
-          Вууупс! – фото граф криминалист запечатлел нас в спальне вокруг моего супружеского ложа. Хорошо, что там у меня сегодня порядок.
-           И вот так!- мы застыли в гардеробной на фоне горы неглаженного белья и коробок с обувью.
-          О-ля-ля!- я кокетливо прикрываю собой немытую после завтрака чашку.
-          « Если у Вас в доме беспорядок – не старайтесь его форсировать перед неожиданными гостями – переключите их внимание, улыбнитесь и расспросите о цели визита…» Цель визита мне уже известна, улыбаюсь на всякий  случай.
-          Кофе? – парни мрачно переглянулись. Видимо что-то пошло не по сценарию.
-          Туалет? – все облегченно вздохнули. После посещения WC настроение у всех  поднялось. Все занялись привычными делами. Перво-наперво, успокоили соседку-приятельницу-понятую, что ее фото без макияжа не попадет в интернет.  Парни по очереди допрашивали узкую девицу, измеряли и простукивали стены и потолки, бесконечно совещались и звонили и задавали вопросы.
-          « Не может ли ящик с гранатами находиться там-то?» - «Нет», - любезно поясняю я. « Стандартный ящик гранат не войдет по габаритам туда-то!»  - « Откуда Вам это известно?» -  и я с сожалением сетовала на то, что нынешняя молодежь совсем не готова к жизни без уроков НВП и службы в армии.
-          День выдался чудо, как хорош и я решила накрыть стол в саду. В прошлом году мне подарили один из тех сервизов, какой и у себя на стол не поставишь и передарить стыдно. Настал его звездный час. Соседка помогла с сервировкой. А работа, тем временем, сконцентрировалась в центре столовой. Там когда-то был ход в подпол. Но мы его засыпали несколько лет назад за ненадобностью. Мои пояснения не дали результата и поэтому пол был вскрыт. Над грудой земли зависли несколько крепких затылков. В контрасте с задней частью туловища это было еще то зрелище. Но запечатлеть это мне не позволили. У них видимо были выкуплены все права на фотосъемку заранее. Кофе остывал, и я предложила продолжить беседу на свежем воздухе. Все, чем я могла их утешить –налить горячего кофе и  озвучить количество загруженного грунта в подпол  в грузовиках, тачках и ведрах. После кофе развлекались шаржами и гротесками. Я рисовала по памяти расположение и интерьер бывшего подпола в трех проекциях. Уставший казах вычерчивал план моих владений. Остальные по очереди рыли грунт в подполе. Одним словом прием удался. Гости развлекали себя сами – лазили по лестницам, засыпали обратно подпол и укладывали пол,переворачивали штабеля стройматериалов, трясли бочки с отработанным маслом, заглядывали в колодец и септик, навещали кур в птичнике, рассматривали инструмент в мастерской, прощупывали картофель в хранилище, выкупили у меня весь запас свежих яиц. Я была просто в ударе и пользовалась бешеным успехом, бесконечно позируя перед фотографом и подписывая многочисленные бумаги. Подошло время five-o-clock. Вареные яйца и сэндвичи с огурцом ушли на «ура». Соседка вымыла посуду и запросилась домой. После четырехчасового отсутствия у нее в семье назревал скандал. По деревне прошел слух о веселом пикнике в моем саду без участия моего собственного мужа.
-          Еще два часа приятного общения и настало время прощаться. Вечерело. Подписывая последний лист протокола, я предложила «дружить домами». Из отъезжающих машин мне радостно махали руками . Я ,как водится, не менее радостно помахала им вслед и вернулась в свой перевернутый и изгаженный дом. Усевшись посреди беспорядка ,я машинально открыла злополучный журнал.
-          « Не стоит заниматься уборкой сразу же после ухода гостей. Замочите столовое белье в раствор от пятен и уберите остатки провизии в холодильник».
-          Из провизии осталась только непочатая бутылка малиновой настойки. Сделав большой глоток прямо из горлышка, я рухнула спать. И угадайте, что первое утром попалось мне под руку для растопки печи?

четверг, 7 ноября 2013 г.

Мой дом...



Я лежу на льду промерзшего до дна озера и рассматриваю белые пузыри, застывших рыб и прозрачные от мороза камешки на дне. У меня есть свой дом, связанный из тростника, камыша  и полыни. У меня есть постель из дубовых веток с листьями. У меня есть запас еды, спички и свеча. Когда поднимается ветер, я закрываю вход в жилище санками и затыкаю щели изнутри сухой травой, чтобы не дуло. Снаружи мой дом обложен кирпичиками слежавшегося, твердого снега. Все, как описано в моей любимой книжке про северные приключения. Внутри- даже душно от моего дыхания и горящей свечи. Наливаю из термоса чай и достаю бутерброд. Моя «ездовая» собака Альфа сидит со мной рядом и тихонько вздыхает, дожидаясь остатков бутерброда. Изредка, пушечным выстрелом грохает от мороза лед и снова все стихает. Со стороны дороги слышится шум машин и голоса. К вечеру поднимается вьюга, но мне все нипочем в моем убежище. Ни одной струйки холодного воздуха не проникает вовнутрь. Обняв  Альфу ,я засыпаю. Утром мы снова пьем чай. Еще холодно выходить наружу и ,проделав щелку,  я наблюдаю за солдатами, которые в морозной дымке шеренгой спускаются с сопки к озеру, ходят вдоль и поперек по прибрежным зарослям, курят и матерятся. Встает солнце, мороз крепчает ,и озеро снова начинает потрескивать  своей толстой ледяной шкурой. « Надо греть кашу, себе и Альфе!» - деловито размышляю я и выползаю из своего убежища. Костер разгорается быстро, и запах подгоревшей каши разносится по округе. Ко мне подходят солдаты, греются у костра, поглаживают Альфу и даже угощают меня ирисками. Мне не нравится, что они курят и радуюсь, когда они, согревшись ,наконец-то уходят. Вскоре на дороге у дальнего края озера останавливается командирский газик и оттуда ,скользя и спотыкаясь на льду, бежит вся моя семья и даже соседский Славка. С тоской я думаю о том, что мне влетит за ледяные сосульки на животе новой шубы, за новенький китайский термос, взятый без спроса, и помятую книжку из маминой библиотеки. Добежав и запыхавшись, мама падает на мои санки и беззвучно рыдает. Папа  молча разглядывает мое жилище. Я смотрю на Славку с его вечными соплями и синенькими мешочками под глазами и думаю: « Вот предатель! Все разболтал!» Славка виновато опустил голову и шмыгает носом. Ирка злорадно кричит: « Вот тебе попадет!». Я уже знаю, что не попадет, потому что мама ,видимо устала и даже не ругается. Папа складывает на санки помятый термос, матерчатую авоську и кастрюльку с пригоревшей кашей. « Ну что ты, Люсь! Нашлась же!» - бодро говорит он. « Она даже не замерзла!» И мы шагаем в сопку, к своему дому. Мама крепко держит меня за руку. А я украдкой оглядываюсь назад и ищу глазами в зарослях тростника на озере свое первое настоящее жилище. Все зимние каникулы я провожу дома взаперти. Но это меня не расстраивает – мне разрешено прочитать все книги Джека Лондона из маминой библиоте

вторник, 5 ноября 2013 г.

Тесто...



« А вот по этому желобу движется тесто для жевательных конфет, сохнет и подается на сортировку…» - рассказывает херр Штойя и стремительно ловит меня за руку, когда я пытаюсь ухватит кусочек белоснежной благоухающей массы. « Этого делать нельзя! « - строго говорит он и ведет меня к новому рабочему месту. На нашей фабрике шесть цехов, все они выпускают разную кондитерскую продукцию и каждые два месяца нашей бригаде меняют цех. « Вы должны уметь делать все операции на этой фабрике!» - назидательно говорит наш мастер. В бригаде я новичок и поэтому все лекции и инструкции по технике безопасности и оборудованию проводят для меня одной.
Работа в этот раз совсем простая. С огромной тачкой я подхожу к ряду центрифуг, где сушатся после покраски фигурные жевачки, и пластмассовым совком нагружаю в указанной пропорции желтые лимончики, красно-зеленые яблочки-грушки, полосатые арбузики. Наша бригада укладывает их в прозрачные пузырчатые банки, украшает наклейками и запаковывает в картонные коробки. К обеду у всех сводит челюсти от бесконечного жевания. Мы жуем эти фруктики по отдельности и в различных сочетаниях и бесконечно выплевываем ставшие безвкусными комки липкой массы в мусор. Бригада по уничтожению жевачек. От беспрерывного жевания голод  становится просто нестерпимым. Мы просто мечтаем съесть что-нибудь. На третий час работы меня мутит уже и от запаха и от вкуса жевачек, да и остальные тоже ничего уже не жуют. Фруктовое разноцветье под руками раздражает. Во время кофе –паузы, проходя мимо конвейера с тестом для жевательных конфет я все же отщипываю кусочек и сую себе в рот. Как вкусно! Душистая масса пузырится  и разрастается во рту. Выпучив глаза пытаюсь что-то сказать, но, увы ,челюсти скованы липкой массой, а дышит только нос. Тесто внутри продолжает расти и движется к глотке. Судорожно тяну носом, и в этот момент чьи-то уверенные жесткие пальцы растягивают мне щеки, вонзаются в подбородок. « Ап!» - и в руках у мастера полный слепок моих челюстей с набором пломб и золотой коронкой. « К врачу! Быстро!» - гремит он. Врач выбирает остатки массы из глотки и из-за щек, осматривает нос и горло, выписывает направление к стоматологу . Администратор вручает штраф за нарушение инструкций. На следующий день я вручаю бутылку хорошего шнапса своему спасителю. « Еще ни один новичок не устоял перед искушением полакомиться этим тестом!» - говорит он, объясняя свое появление в нужный момент. « Первые дни я просто внимательно слежу за каждым!»

Накануне...

сентября,и вообще осени, вместе с прохладой,приходят уже и какие-то мысли. Вот уж правильно - держи голову в холоде. Этим душным,жарким и в...