Google+ Badge

понедельник, 14 октября 2013 г.

Солдатик...



С самого утра я лежу пузом на широком подоконнике. За окном есть на что поглазеть – наш танковый полк отправляется на учения. Широкие гусеницы грохочут по средневековой брусчатке улиц, иногда на повороте танк смахивает часть клумбы или палисадника. Но это ерунда – в прошлом году танк снес часть двухэтажного домика напротив. После этого случая на перекрестке поставили регулировщика. С высоты третьего этажа он кажется игрушечным и я наблюдаю за ним целый день. Как настоящий солдат он в каске и плащ-палатке. За спиной у него автомат. Колонна прошла одна, другая и наконец грохот затих. Прекратил махать своей палочкой и регулировщик. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу, и утирая капли воды с лица.« Бедный мальчик!» - вздыхает над моим плечом мама, насильно уводя меня от окна обедать. Стало смеркаться. « Боже, они, наверное, просто забыли про него!»- вдруг сказала мама, снова появившись позади меня. В блеклом свете фонаря было видно, как старичок из того самого двухэтажного дома попытался приблизиться к солдатику и тот видимо не разрешил подойти к нему, выставив автомат. Накинув плащ мама выбежала из квартиры, перебежала улицу и остановилась перед солдатом. Она пыталась что-то сказать ему и даже один раз нерешительно потянула его за рукав. Но он упрямо опустил голову и остался на месте. Тогда мама прибежала обратно домой налила полный кувшинчик горячего молока, завернула в салфетку несколько плюшек и попросила меня отнести все это солдату. Это было мое первое взрослое серьезное поручение. Никто не сказал мне вслед : « Не пролей !» - как обычно. Выходя из дома, я слышала мамин резкий голос, называющий позывной по служебному телефону. Я торопливо шлепала галошками по мостовой и вода стекала по моему капюшону. У солдатика были бледные сухие губы и мокрые щеки. « Я поняла! Ты как в рассказе у Гайдара, на посту!» - заговорщицки прошептала я. « Пей молоко! Я за тебя покараулю! Пей –это приказ! Мой папа командир!» - надулась я от важности и отвернулась. Солдат пил молоко, ел плюшки, а я важно маршировала перед ним. Дождь прекратился. С большим клетчатым зонтом в руках вышла фрау Швабс. Кутаясь в длинную кофту спустилась соседка тетя Ира, старичок принес смешной стул и знаками стал уговаривать присесть солдата. Прибежала мама с новостью, что солдата смогут забрать только утром. Подъехала полицейская машина. Из гаштета ,по соседству, принесли длинную скамью и сосиски для солдата. Все разом уселись и, как это бывает всегда в самый интересный момент, меня услали спать. Рано утром я выглянула в окно. Скамьи не было. Вставало солнце. Солдатик был на посту. Рядом с ним дремал на стуле ,закутавшись в плед, старичок из дома напротив. Фрау Швабс варила им кофе, а мама делала бутерброды. Солдата забрали только в обед. Папа возмущенно выговаривал маме из-за звонка по служебному телефону. А мама упрямо повторяла : « А если бы это был наш сын? Как можно было забыть о нем?» Папа горячился и напоминал ей о своих лейтенантских годах, проведенных под дождем и снегом на полигоне. После обеда старичок немец важно направился к командиру полка. Уж не знаю, что там вышло, но подслушав разговор соседок на нашей кухне поняла, что все обошлось .
Завтра мой сын уходит в армию. Он уходит в новую и взрослую жизнь. Он не читал Гайдара и не слышал эту историю, но я почему-то верю, что он выполнит свой долг, так же как и тот солдатик из моего детства.

Комментариев нет:

Отправить комментарий