суббота, 7 сентября 2013 г.

Звонок



Звонок был поздний. А судя по тому, что от Бабы, да еще за ее счет, то неотложно-важный.
-Спишь, что ли? – в голосе нотки раздраженного нетерпения.
- Зиночку бросил муж. Это все ты. Сломала девочке жизнь!-
Просыпаюсь окончательно. Логически соединить всю цепочку не получается: «девочка» старше меня лет на десять  «с гаком», расстояние между нами десять тысяч километров тоже «с гаком», да и не виделись мы лет десять, опять же «с гаком». Ага! Все дело в загадочной цифре десять! Но причем тут ее муж???
- Не молчи! Она страшно переживает! Теперь это будет сенсация для всех!-
- Не будет! Сенсация уже  была, когда она вышла замуж!- думаю я про себя. Но сказать вслух не решаюсь – Зиночка Бабина любимица. Она дочь ее друзей и даже в этом, по Бабиному мнению, пример во всем для меня.
В нашем польско-еврейском городке полно условностей. «Приличные» семьи на пересчет и просто так там замуж не выходят и не женятся. В браке всем должно быть «интересно» – и родителям, и соседям. Зиночка к тридцати с лишком с замужеством не определилась. « Девка , как пирог, и куда только хлопцы смотрят!» - возмущалась Баба. « И бухгалтер к тому же!» И пускалась в длинные рассуждения о молодежи. Перебирала вслух все достоинства своей любимицы и ругала нравственные устои нынешней молодежи ,то есть меня. Я к тому моменту была разведена (-), имела сына (+), работала на двух работах(+), училась(-), весила 59 кило(-,-) и не имела перманента(-,-,-) на голове. По этим причинам права голоса я не имела, но слушать рассуждения Бабы была просто обязана.
Каждая уважающая себя дама в нашем городе, а в их число входила моя Баба и ее приятельницы, имела свою портниху. Портниха была у Бабы ловкая, умела «напустить фалдочку» на выпуклости и «присборить» на впалостях, «подбисерить» выкат или кинуть какую узорчатую строчку по подолу. И выходило, что Баба наша всегда выглядела особенно элегантно, под стать своим модным очкам в золотой оправе. Со временем необходимость в портнихе отпала, но любовь почувствовать себя «пани» осталась. Вот  и пошивала теперь, время от времени, она у портнихи то халатец с подкладом, то домашнее платье с фасоном. Семью портнихи она недолюбливала, Баба вообще недолюбливает все, чего не понимает. Семья у портнихи была небольшая – муж и сын. Муж был на пенсии и занимался разведением роз, а сын был вообще – художник. И надо же, такая мелочь и пустая вещь как розы приносила им немалые деньги. « Боже мой, Боже мой!» - рассказывала она – « Такой дом, такая мебель, две машины, столько земли и хоть бы грядку лука посадили! Нет же ж, все этими кустами засажено!» А они к зависти и непониманию обывателей засаживали кустами роз клумбы возле исполкома и горкома, возле нового кинотеатра и больницы, продавали букет на срезку и под заказ. Цветок конечно вещь пустяковая, но на ту же свадьбу георгин не нарежешь, на могилу одуванчик не положишь. Вот и выходило, что все события большой и малой важности в городке, проходили через кошелек этой семьи. Сын ,хоть и был по мнению Бабы «патлатым и в джинсах»,хватку в делах имел отцовскую, халтурил с росписью детских садов и киноафиш,  и был завидным женихом. И Баба взялась за дело ради своей любимицы. Месяц велись переговоры со всеми заинтересованными сторонами, назывались цифры, сроки, метры, килограммы, штуки и ,наконец, живые головы. Раскрасневшаяся от радостного волнения Зиночка сделала по настоянию Бабы шестимесячную завивку, купила-таки розовую польскую кофточку на квартальные- премиальные и дала согласие на встречу-знакомство. Похоже, что обо всем этом замысле не знал только сам предполагаемый жених. Дело обставили просто – под видом шитья нового халатика провести знакомство, а перед тем снять мерки, выпить вместе чаю и начинать собственно сватовство. И вот настал знаменательный день. Дед был услан на весь день в гараж, мне было сказано, чтобы с работы не спешила. Бабе нужен был повод, чтобы взять с собой правнука под предлогом « не с кем дома было оставить». Ребенок на руках в таких ситуациях сущий клад – он и неловкое молчание может сгладить, и отвлечь от неудобной темы, и намекнуть молодым, на то, что и свои дети могут быть не «за горами». Баба надела свои любимые «чувяки» без каблука, уложила в ридикюль свежий платочек, взяла за руку Шурика, и тут вмешался Случай. В растерянности позвонила Зиночка и сообщила, что ее оставляют на работе исправить чей-то там отчет. А так как бухгалтером она была « на пятерочку», то ослушаться начальство не смогла. Такая хитро задуманная комбинация разваливалась на глазах. Но Баба и не думала сдаваться, трезво рассудив, что нечего пропадать портнихиным «дэликатэсам».Она решила и чаю испить ,и подтвердить свои намерения. Я встретила их на аллее в парке, и уж прятаться после тяжелого рабочего дня у меня не было ни сил, ни желания. Сын, увидев меня, вцепился в мою руку, как клещ. Без меня он не хотел идти в гости, а Баба не хотела терять свой запасной козырь. И мы втроем двинулись навстречу Зиночкиной судьбе.
« Какой чудный мальчик!» - ласково пропела портниха встречая нас у калитки ,-«А Вы ничего про ребенка не говорили!» « Да это нашей Верки сын!» - досадливо махнула рукой Баба. Она промокнула шелковым платочком лоб, подхватила Шурика и скрылась в комнате вслед за портнихой. Нерешительно потоптавшись, я прошла в зал. Вся стена комнаты была занята полками с книгами. Вот уж где было богатство! Все то, что ожидалось мною месяцами на талоны от сдачи макулатуры, здесь, похоже получали сразу из издательства. От чтения меня отвлек удивленный возглас: « А чей это мальчик в одних носках по улице бегает?» На пороге появился сам  жених с Шуриком под мышкой. И что тут началось – суета с растиранием ног и рук, как- никак, на дворе не май месяц, отпаивание чаем-соком-лимонадом, закусывание пирожком-колбаской-ветчинкой. На мое удивление, как это любимый правнук оказался на улице, Баба безапелляционно заявила портнихе, снимая всю вину с себя : « Ну, наша Верка вообще кукушкина мать!» Видимо все переговоры шли успешно и без участия Шурика,и теперь Баба не хотела признать свою оплошность. Портниха с любопытством разглядывала меня, «кукушкину мать», а я от злости на Бабу готова была сгрести сына в охапку и уйти. Настроение было испорчено. За столом, накрытым к чаю ,мы оказались с женихом рядом . « А что собственно происходит?» - поинтересовался он. «Да вот свататься пришли!» « Ааа!»- насмешливо протянул он, и я поняла, что такие чаепития  устраиваются его матушкой регулярно. « А ты как на это смотришь?» - « Даже и не знаю» - ответила я, мысленно представляя этого модного избалованного красавца и Зиночку в розовой кофточке. « А мальчик-то чей?» - « Мой».
Вечером наш Дом напоминал штаб-квартиру. Телефонные провода дрожали от напряжения. Баба пересказывала все в мельчайших деталях Зиночке, потом ее матушке, потом тетушке, потом снова Зиночке и, наконец, всем своим знакомым. Потом позвонила портниха и сказала: «Девочка нам очень понравилась. Ребенок не помеха.» Баба бушевала неделю. « Как ты могла?»- вопрошала она меня, -« Отбить жениха у Зиночки!»  Дед от души веселился, наблюдая эту эпопею. Бабу трясло от негодования. А я неожиданно нашла работу в Германии, и уехала.
Зиночка таки вышла замуж за сантехника, не скоро, правда, но вполне удачно.
Теперь этот поздний звонок. И мне искренне жаль Зиночку. Но кто мне поверит.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Аниматор...

- Я научилась молчать…- -И?-  Он вкусно затягивается сигаретой, смотрит поверх моей головы, ждет ответа. - Лето безрадостных каких-то ...