вторник, 27 августа 2013 г.

Сука Марта...



Марта – ротвейлер, сука. Наблюдая за ней, я поняла, почему некоторых дам называют суками – иногда с ненавистью, иногда с уважением. Но бывали случаи, когда я с завистью думала, что если бы я вела себя так же, то жизнь моя была бы значительно проще.
Дома Марта со мной особо не дружила, но вне дома терпеливо сопровождала меня везде, докучливо вздыхая и, вероятно, считая сукой меня. Она не любила гулять. Гуляли мы с ней всегда далеко и долго. То есть не сесть пописать в трех метрах у подъезда под отчаянное возмущение  соседей, а пройти с раннего утра с десяток-два километров по побережью. А мне нужно было кормить детей, и я неторопливо шагала сквозь лески, собирая грибы и ягоды, ныряла с острогой в мелких бухтах, собирала на берегу всякую съедобную мелочь, лазала по скалам за чаячьими яйцами. В общем, домой, к любимому дивану Марты мы возвращались не скоро.
« Вольно ж Вам сбесяся бегать…» - цитировала, вероятно, про себя Марта слова царевны Софьи, плетясь за мной к бухте. А день выдался как на заказ- и удачный, и в меру жаркий. Уже к двум пополудни я дошла до последней бухты в своем маршруте. Бухта Веселка – моя любимая. Она находится в окружении таких ровных склонов, что повернувшись к морю спиной легко можно себя представить муравьем на дне огромной зеленой чашки. Там почти никогда не бывает людей. Изредка туда добираются охотники за дикоросами вроде меня или егерь с обходом. В то время туристов еще не было, тогда было не до туризма. Разделив с Мартой последний кусочек хлеба, я взялась сортировать свои трофеи. В воздухе реял звон цикад, да шипение кружевной оборки волн. Стараясь не думать об обратном пути по жаре и с тяжелой ношей я растягивала удовольствие и ,наконец, решилась искупаться голышом. Спрятав корзину и пакеты в расщелину скалы, где прохладнее, поискав глазами Марту,  я с наслаждением кинулась в море. Доплыв до ближайшей скалы, я обернулась и увидела подходящих к берегу трех мужчин. Марта равнодушно трусила в противоположную сторону, не реагируя на их появление. Пришельцы развили бурную деятельность на берегу, ставили палатку, надували лодку, сооружали костер. Они не увидели ни меня, ни собаку, ни мои вещи . Я подплыла поближе, чтобы выловить момент и метнуться за вещами. Марта лежала в трех метрах от меня и спокойно разглядывала что-то за моей спиной. Меня она не замечала. Дома за лакомство она приносила все, что ни попросишь – пульт от телика, халатик в ванную, тапки в прихожую… Но здесь она не хуже меня знала, что никакого лакомства в воде нет и предпочитала меня не замечать. « Ну, с-с-сука!»- придавленным голосом проговорила я ,и она равнодушно отвернула морду. Дядьки по прежнему нас не замечали – они тянули лодку к берегу. Под шумок я выбралась на берег и сразу приобрела чувство уверенности в лифчике и трусах.  Решив  поскорее отправиться восвояси  и обсохнуть по дороге, я подхватила вещи и негромко позвала Марту. Ее не было. « Марта, сволочь, ко мне!» - сказала я громче и обернулась к морю. Лодка неслась обратно к берегу, мужики ,увидев меня стали что-то орать. Лодка приближалась со скоростью катера на подводных крыльях. Выскочив на берег, они кинулись к своим вещам, но застыв на полпути стали снова что-то орать мне. Шум волн прихотливо интерпретировал монологи и поэтому в мою сторону долетали только брызги красноречия: «Мать…мать…мать…». Я решилась подойти поближе. В конце концов ,у меня есть грибной ножик и собака-убийца-ротвейлер. Моя сука Марта проявила себя во всей красе и выглядела при этом необычайно породисто. Расставив лапы и набычившись, она стояла посреди накрытой «поляны» пришельцев и тихонько рычала, приподняв брылья так, чтобы здоровые клыки были видны и зрителям  из задних рядов. Увидев продуктовое великолепие возле ее лап ,невольно сглотнула слюну и я. Собственно «не надкусанными» остались только банки с пивом и бутылки с водкой. « Что вы себе позволяете, уважаемая!» - закричал один из них с непередаваемо противным столичным акцентом. « Отзовите собаку! Вы должны возместить нам ущерб!» - продолжал верещать он на высокой ноте. « Почему собака не в наморднике! Почему!» - продолжал он начальственным тоном. « Или вы надеваете намордник, или…» - захлебывался он. « Или что…?» - удивилась я, представляя Марту в дикой глуши, но в наморднике. Почему-то мне стало смешно. Марта услышав мой голос, успокоилась и плюхнулась посреди объедков, продолжая вылизывать банку из- под шпрот. « Мы вас так просто не отпустим, даже не рассчитывайте!»-продолжал вопить мужичок.  Второй товарищ поддакивал ему без особого энтузиазма, а третий вообще молчал. Классическая комбинация. Житель Владивостока и местный абориген показывают столичному гостю приморскую экзотику. И я, глядя в это мелкое холеное лицо с трясущимися губами, и белесыми ресничками вдруг стала сукой. Я тоже набычилась, как Марта,  и сказала, что не фиг оставлять продукты без присмотра, не фиг диктовать тут свои условия, не фиг орать на меня,не фиг вообще сюда ездить и дразнить людей своим благополучием. Затем я пояснила где находится ближайший орган власти и все возможные пути к нему, назвала свою фамилию, имя и отчество и вообще поинтересовалась, знает ли он сколько дорог ведут от нашего поселка в единственный в нашем регионе аэропорт, и уверен ли он ,что вообще туда доедет.  И хотя во всем была виновата Марта, вся моя усталость, голод и злость выплеснулась на них. Осознавая это где-то в душе, и не находя в себе сил остановиться ,я выхватила надкусанный кусок сыра у собаки и засунула себе в рот. У Марты от неожиданности отвисла челюсть. « Хватит жрать, сволочь!» - рявкнула я на нее. Двое местных неожиданно разразились смехом. Засмеялась и я. Приезжий растерялся. Отсмеявшись, мы решили проблему просто. Я сгрузила все остатки еды в свою корзинку, а взамен оставила все свои трофеи. Забыв о ссоре, столичный гость рассматривал камбалу и острогу, и , удивлялся тому, что морскую капусту  придется резать и готовить. Взамен грибов я получила еще и несколько банок консервов. Дома разглядывая мои новые трофеи младший сын спросил : « Что, дали деньги?»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Аниматор...

- Я научилась молчать…- -И?-  Он вкусно затягивается сигаретой, смотрит поверх моей головы, ждет ответа. - Лето безрадостных каких-то ...