суббота, 24 августа 2013 г.

Последние дни лета...



 Последние дни августа особенно напряжены – все нужно успеть. Билеты куплены, сумка почти собрана, последняя смена на фабрике тянется особенно долго. « Ого…» тянет херр Штойя, разглядывая пакеты с жвачками и конфетами, которые я купила в столовой для работников. Нам их продают за бесценок, и поэтому каждый отпуск сопровождается такими покупками. Неожиданно он добавляет от себя плитку шоколада. Я еду за сыном. Каждое лето я отправляю его к Бабе, чтобы взять дополнительную подработку на ягодных плантациях или на сборе фруктов. Нетерпение гонит меня, я как будто опаздываю, хотя сын еще не идет в школу и отпуска у меня целых десять дней. На вокзале любуюсь цветочными магазинами и загадываю купить по возвращению в-о-о-н тот букет с бронзовыми хризантемами и кремовыми герберами. Ночь в поезде, и  Брест встречает меня привычной суетой на вокзале. Варшавская сторона вокзала. Московская сторона вокзала. Домой я успеваю к завтраку. « А…явилась! Мой руки! Будем завтракать!» Привычная обстановка меня успокаивает. Сын вертится вокруг сумки ожидая подарков. Дед собирается в гараж. « От матери совсем нет известий!» - говорит вдруг Баба ,когда мы остаемся одни. И высказывает предположения одно страшнее другого, пересказывает свои сны, говорит о приметах. Это надолго. Я поспешно укрываюсь от нее в ванной, но через дверь продолжаю слышать различные версии и догадки. Дважды она посылает меня проверить почтовый ящик. « Бездушная ты какая-то!»- вздыхает она. За обедом тема всплывает снова. « Ну что ты мучаешься ?» - не выдерживаю наконец-то я, - « Закажи переговоры, я оплачу!». У мамы нет телефона дома, и поэтому заказ принимают только на субботу. « Еще два дня ждать!» - вздыхает Баба. До самого вечера я брожу по городу. В старом парке полно детворы – последние дни каникул. Падают каштаны. В магазинах толчея за тетрадками. Все еще пахнет летом. В душную квартиру возвращаться не хочется. Вечером не выдерживает Дед : « Ну что ты нам душу рвешь! Десять тысяч километров! Жди переговоров!» Но и я, и он, хоть и не подаем вида, тоже обеспокоены отсутствием известий . На телеграмму, посланную ими неделю назад мама не ответила. В десять мы собрались на кухне пить свой вечерний кефир. Зашла соседка. Летом, в сезон закруток, заготовок и поздних закатов такие визиты допустимы. Банка грибной икры просто предлог. « А Вы погадайте!» - говорит она Бабе, делая запретный ход. Баба вздрагивает. В нашем Доме гадание на картах табу, но все знают, что у Бабы к этому особый талант. Гадать людям она наотрез отказывается. Но мы знаем, что в трудные минуты она раскидывает для себя. Неожиданно соседку поддерживает Дед. « Вот-вот, раскинь и успокойся!»- говорит он и удаляется в гостиную. Баба злится, выпроваживает соседку и в Доме все успокаивается. Мы с Дедом смотрим «Польшу» - наша антенна ловит несколько программ оттуда, и Дед с удовольствием смотрит их от «корки до корки». Ему нравится все, даже реклама. Время от времени он рассказывает мне о своей работе врачом в Белостоке перед самой войной. Похоже, что это были его самые счастливые годы. Он рассказывает каждый раз что-то новое. Я приготовилась слушать, но тут вошла Баба с абсолютно растерянным лицом. « Вечно ты со своими советами!» - набросилась она на Деда,- « Что эти карты!» Похоже, что впервые в жизни она не верит своим картам или не хочет верить. Карты честно ответили на ее вопрос. В настоящем – «мать на пороге стоит». В будущем –«гроб». В общем, сон у всех пропал, и мы утешаем Бабу как можем. Я ругаю ее за гадание, Дед высмеивает ее страхи. Но в душе у всех холодок. Поздней ночью расходимся по комнатам ,совершенно обессиленные, своими предположениями, утешениями и догадками. Раннее утро приходит в дом резким звонком в дверь. У нас у всех испуганные лица. « Открой, вдруг телеграмма!» - говорит мне севшим от волнения голосом Баба. Она боится подойти к двери. На пороге стоит мама с младшим братом. « Принимайте, приехала умирать! У меня рак!» - говорит она неожиданно очень звонким голосом и плачет. Мы смотрим на Бабу. « Проклятые карты!» - шепчет она.
« А лето это маленькая жизнь…». И если это так, то почему-то именно в эти дни хочется подвести итоги и что-то успеть доделать. И именно сейчас кажется важным, чтобы « светильники были заправлены маслом, а чресла препоясаны…» А может просто дневная цикада и первые гвоздики над морем напоминают о том, что жизнь продолжается несмотря…вопреки…после…
Мама умерла ровно через месяц после своего приезда. Дед умер через десять лет. Баба ,по прежнему, закатывает грибную икру, ссорится с соседкой из-за рецептов, донимает меня расспросами, но карт в руки больше никогда не берет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

1669 м

Сразу оговорюсь,я до этой высоты не дошла всего 49 м. Всё же горы это не моё. Но мои мужчины дошли. Ну что ж,у каждого своя высота,я напри...