среда, 8 мая 2013 г.

День Победы...



В день Победы я плачу. Это самый близкий праздник моей душе и самый грустный. Я выросла среди тех, кто воевал и говорил о войне как о недавнем прошлом. Мы играли в «войнушку»  в Брестской крепости. Дед возил нас в «грúбное» место к расположению партизанского отряда и показывал уцелевшие землянки. Было строго настрого запрещено нести в дом военные находки и лазить по разрушенным казематам. Я помню, как интересно было читать надписи на стенах в крепости и находить искореженные взрывами и огнем предметы. Оплавленный кирпич навеки сохранил предсмертные надписи и даты. И мы бродили с огарками свечей по развалинам и подвалам, несмотря ни на какие запреты. Разговоры взрослых еще делились на «довоенные» и «послевоенные времена». Рассказов о войне, как таковых, не было. Все еще жили ею. В нашем  Доме, который выделили деду, как единственному врачу-хирургу в области, было полно трофейных  вещей. Раньше там стояли немцы и собирали туда со всей округи мебель, картины, всякий скарб. Дед рассказывал, что иногда находились хозяева вещей и он отдавал их обратно, радуясь ,что и сами они уцелели и вещи нашлись. Мы любили бегать в местный музей, чтобы посмотреть на фотографии знакомых и похвастаться тем, что принесли туда наши близкие. И до ужаса боялись летних гроз, потому что все время казалось, что вот-вот начнется война, именно так, как рассказывали взрослые. Тогда еще не было ветеранских магазинов и пайков, не было торжественных встреч и рассказов о подвигах. Тогда не принято было выделяться – ведь воевали почти все. Иногда за столом поминали не вернувшихся или пели песни военных лет. Но не было особых воспоминаний. В детстве мы часто приставали к взрослым с вопросом: « Расскажи про войну!» Но нам не рассказывали. А может и зря? А может и не считали свои переживания чем-то особенным. Жалели инвалидов войны, сочувствовали общей знакомой «прижившей» ребенка от фрица (не по доброй воле, конечно), сопереживали вернувшимся из немецкого плена, помогали отстраивать дома всем миром. Но никто не говорил о себе. Когда я стала взрослой наш сосед, еще совсем не старый мужчина стал выступать на митингах и собраниях как ветеран. Я очень удивилась, узнав об этом, потому что уж никак он не мог воевать. Выяснилось, что он сбежал из дома на войну еще ребенком ,ему было семь лет и стал «сыном полка». Понятно, что и в бой его никто не посылал и на передовой он был в безопасном месте. Все наши общие знакомые посмеивались над ним, называли «выскочкой» и не воспринимали всерьез, но это не мешало ему посещать ветеранские магазины и скупать дефицитные товары, получать льготы и ездить в санатории. Меня это злило и возмущало, а Дед говорил: « Да ну его, не заводись, что нам, ковров или гречки не хватает? Пусть хоть на митингах «повоюет!».  
Дед оперировал до 76 лет, его узнавали на улице и спрашивали «Пан доктор, Вы меня помните?» Дед улыбался и приподнимал шляпу. Конечно же, он никого не помнил, их невозможно было запомнить всех. И тех, кого спасал во время войны, в партизанском отряде и фронтовом госпитале, и тех к кому ехал  в любую погоду сквозь леса и болота в послевоенные годы, и тех, для кого выхлопотал строительство районной больницы. К нам часто приходили на прием больные в Дом, после того как он все же ушел на отдых. Благодарные пациенты оставляли на заднем крыльце дома корзинки с домашними яйцами и салом, ягодами и грибами, потому что дед  денег никогда не брал. «Дед ты боишься смерти?» - задавала я совершенно бестактный вопрос. « Нет, но так не хочется умирать, такая жизнь сейчас интересная!»
Сейчас почти все они, уже ушли, и те, кто воевал, и те, кто был «выскочкой». И я плачу в День Победы, потому что передо мной встают их лица, потому что не так уж и счастливо прожили они жизнь после Победы, потому что обидно за их искореженные судьбы и недооцененные жертвы, потому что стыдно за то, что не сделали для них практически ничего.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Аниматор...

- Я научилась молчать…- -И?-  Он вкусно затягивается сигаретой, смотрит поверх моей головы, ждет ответа. - Лето безрадостных каких-то ...